А вы в курсе?

США угодили в ближневосточный капкан: как саудиты обдурили Трампа

Опубликовано: 14.05.2018, 14:08         Просмотров: 29 346

Разгорается очередной скандал с Трампом, правда, на этот раз без обвинений в сексуальных домогательствах, судебных исков и всего остального.

Однако, когда дело доходит до влияния, внешней политики США, вопросов войны и мира, трудно представить себе более крупную историю. Подумайте о ней как о великом романе эпохи Трампа, романе между Дональдом и представителями королевской фамилии в Саудовской Аравии. И начать рассказывать эту историю стоит с момента свадьбы в Йемене, которая закончилась весьма трагично.

В воскресенье, 22 апреля, самолеты из коалиции, возглавляемой Саудовской Аравией, сбросили две бомбы на свадьбу в Йемене. Жених был ранен, невеста убита наряду с 32 другими мирными жителями, многие из которых были детьми.

В ответ саудовцы не признали вины и не выразили соболезнования семьям жертвы. Напротив, они подчеркнули, что их «коалиция продолжает принимать все меры предосторожности», чтобы избежать жертв среди гражданского населения в Йемене. И такое расхождение между саудовской риторикой и реалиями не аномалия — это норма.

В течение 4 лет саудиты и их союзники наносили авиаудары совершенно безрассудно и импульсивно, что способствовало ошеломляющему росту жертв среди гражданского населения, которое, согласно сообщениям, составляет 10 тыс. человек.

Саудовцы и их близкий союзник, Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ), неоднократно заверяли американских политиков в том, что делают все возможное для предотвращения жертв среди гражданского населения, а затем снова наносили еще больше авиаударов по гражданским целям, включая школы, больницы, похороны и торговые площадки.

Президент Трамп остается непоколебимым в своей поддержке, в то время как американские военные продолжают предоставлять воздушную дозаправку для авиаударов Саудовской Аравии, а также бомбы, используемые для убийства гражданских лиц. Но почему? Деньги Саудовской Аравии и ОАЭ в огромных количествах перетекают в окружение Трампа — американским производителям вооружений, десяткам лоббистов, фирм по связям с общественностью и влиятельным аналитическим центрам в Вашингтоне.

Роман Трампа с саудовским режимом

Влияние Саудовской Аравии на Дональда Трампа в первый раз достигло пика во время его первого визита за границу в статусе президента, который начался в Эр-Рияде в мае 2017 года. Саудовские правители, которые совершенно четко поняли суть Дональда, дали ему то, что он любит больше всего: лесть, лесть, как можно больше лести.

В королевстве ему постелили ковровые дорожки, баннеры с фотографиями президента Трампа и саудовского короля Салмана были размещены вдоль дороги от аэропорта до Эр-Рияда, гигантское изображение Трампа проецировалось на ту сторону отеля, где он остановился.

По словам Washington Post, «Саудовские Аравия принимала Трампа во дворце королевской семьи». Кроме того, они наградили его медалью Абдул-Азиза аль-Сауда, побрякушкой, названной так в честь первого короля Саудовской Аравии и считающейся самой высокой наградой, которой королевство может одарить иностранного лидера.

Кроме того, саудовцы дали Трампу что-то, что он, конечно, оценил бы даже больше, чем весь этот подхалимаж — шанс предстать в роли величайшего бизнесмена, заключающего самую крутую сделку в мире.

Трамп привез с собой поразительную компанию руководителей крупных американских компаний, в том числе Мэрлина Хьюсона из Lockheed Martin, Джейми Даймона из JPMorgan Chase и Стивена Шварцмана из Blackstone Group.

В процессе общения были затронуты вопросы крупных будущих бизнес-сделок между США и Саудовской Аравией, в том числе сделки на $110 млрд, которые будут заключены при продаже оружия, а также инвестиций на сотни миллиардов долларов в энергетическую сферу, нефтехимию и инфраструктуру, включая различные проекты в обеих странах.

Новый президент проявил все что угодно, кроме скромности в процессе обсуждения потенциальных мега-сделок. На пресс-конференции он кричал об «огромных инвестициях в США… и рабочих местах, рабочих местах, рабочих местах». По возвращении в США на заседании кабинета министров он хвастался тем, что его сделка «принесет много тысяч рабочих мест нашей стране… На самом деле, она принесет миллионы рабочих мест».

Неудивительно, что не было проведено никакого анализа, который бы поддержал подобные притязания, но уже ясно, что некоторые из этих сделок никогда не будут реализованы, а многие из них, скорее всего, создадут рабочие места в Саудовской Аравии, чем в США.

Тем не менее, роман президента Трампа с королевской семьей этой страны получил развитие, что привело к торжественному визиту в США в прошлом месяце крон-принца Саудовской Аравии Мухаммеда бин Салмана. Он — архитектор жестокой йеменской войны, где, помимо того, что тысячи мирных жителей погибли в результате беспорядочных авиаударов, миллионы людей были поставлены под угрозу голодовки из-за блокады страны, введенной по инициативе Саудовской Аравии.

Но ни одно из этих мероприятий, которое, по мнению демократа-конгрессмена Теда Лью, «не считается военным преступлением», ни ужасающее нарушение прав человека Саудовской Аравией, не вызвали ни слова критики от Трампа или кого-либо из его администрации.

Прежде всего, это были деловые сделки, о которых следует говорить как можно громче — таковыми они и остались.

Визит Мухаммеда бин Салмана в Белый дом состоялся в тот самый день, когда Сенат рассматривал законопроект о прекращении поддержки США йеменской бомбардировки Саудовской Аравии.

И пока сенаторы обсуждали конституционную власть Конгресса по объявлению войны и влияние на права человека в процессе поддержки США войны, которую ведет Саудовская Аравия, Трамп снова хвастался всеми теми рабочими местами, которые будут созданы при продаже оружия Саудовской Аравии, добавив, что отношения между двумя странами теперь, вероятно, как никогда хороши и дальше они будут «только улучшаться».

Главным событием встречи Трампа стало представление говори-и-показывай, в котором основное внимание было уделено тому как продажи оружия в Саудовскую Аравию повысят количество американских рабочих мест. Когда он расхваливал эти покупки Саудовской Аравии, он размахивал картой США с надписью «Королевство Саудовской Аравии в ожидании сделки» над красным овалом, в котором говорилось о «40 тыс. рабочих мест в США».

Среди них были рабочие места в неопределившихся штатах, которые поставили Трампа во главу во время выборов в 2016 году: Пенсильвания, Огайо, Мичиган и Флорида. Оцените еще один момент в отношении влияния Саудовской Аравии, который проявляется в форме твердой уверенности Трампа в том, что его отношения с этим режимом укрепят его будущие политические перспективы.

Таким образом, публичный «роман» Трампа с королевской семьей Саудовской Аравии уже приносит большие дивиденды, но публичная лесть и массовые сделки с вооружением — это лишь самая явная часть общей картины. Кроме того, президент сохраняет частые связи с королевской семьей, либо посредством личного общения, либо за счет широкомасштабной лоббистской операции, что тоже важно помнить, даже если администрация никак не демонстрирует это.

Личные связи

В начале – и это широко освещалось – Джаред Кушнер, зять президента и наводчик по ближневосточному миру поразил прекрасной дружбой с крон-принцем Саудовской Аравии Мухаммедом бин Салманом.

Их отношения укрепились на обеде в марте 2017 года в Белом доме, за которым последовало множество телефонных звонков и несколько визитов Кушнера в Саудовскую Аравию, в том числе незадолго до того как принц расправился со своими бывшими соперниками.

Дружба явно принесла плоды саудовцам. Как сообщалось, Кушнер был главным сторонником того, чтобы Трамп совершил свой первый иностранный визит в эту страну – что было явно против возражений министра обороны Джеймса Маттиса, который считал, что это стало бы неверным знаком для союзников, говорящим об отношении Трампа к демократии и автократии. Кушнер настоятельно призвал Трампа поддержать блокаду Катара, которую начала Саудовская Аравия и ОАЭ.

Позже Трамп поменял свою точку зрения по этому вопросу, узнав, что в Катаре находится крупнейшая американская военная авиабаза на Ближнем Востоке и после того как Катар начал собственное пиар-наступление.

Это крошечное, но сверхбогатое государство в течение 2 месяцев после начала блокады Саудовской Аравией наняло 9 фирм по лоббированию и связям с общественностью. Самое интересное, Катар согласился потратить $12 млрд на боевые самолеты США спустя всего несколько недель после твита Трампа.

Там, где заканчивается роль Трампа в кампании против Катара, роль Кушнера в этом романе придает новый оттенок старой фразе «Личное – это политическое».

Еще один показатель стремления Саудовской Аравии и ОАЭ к сотрудничеству с Дональдом — это странный случай с Джорджем Надером, старшим советником по ОАЭ и Эллиотом Бройди, который, как сообщается, может получить личную встречу с президентом Трампом, если необходимо.

Надер, очевидно, успешно убедил Бройди в частном порядке заставить Трампа снова занять позицию в соответствии с интересами Саудовской Аравии и ОАЭ в отношении Катара и в их стремлении увидеть как госсекретарь Рекс Тиллерсон отправляется на выход. Независимо от того, оказались ли призывы Бройди полезными в решениях Трампа, его нельзя обвинить в отсутствии усилий. Его подвиги подчеркивают, на что готовы пойти обе страны, чтобы склонить внешнюю политику США к своим потребностям и интересам.

Проводя кампанию по завоеванию Бройди, Надер дал ему $2,7 млн для финансирования антикатарской конференции, организованной и поддержанной Фондом защиты демократий, сумма, которая поступила после пожертвований в $600 тыс. для республиканских кандидатов.

Основным докладчиком на этой конференции был председатель Комитета Палаты представителей США по иностранным делам Эд Ройс, который затем разрабатывал законопроект о санкциях против Катара и – о, чудо! – вскоре после этого получил взнос в кампанию от Бройди. Чтобы поддержать сделку, Надер также дразнил перспективами крупных контрактов для частной охранной фирмы Broidy Circinus. Одна сделка с ОАЭ в $200 млн уже заключена.

Лоббирование

Если такие глубокие связи между Саудовской Аравией и правительством Трампа иногда и кажутся всплывающими из ниоткуда, слишком часто они проистекают из чрезвычайно влиятельной, но непубличной саудовской кампании лоббирования и кампании по связям с общественностью.

Менее чем за три месяца до того как Трамп дал присягу в качестве президента в январе 2017 года, саудовцы подписали контракты с тремя новыми фирмами: ориентированной на республиканцев McKeon Group, CGCN Group, фирмой, которая связана с консервативными республиканцами, среди чьих клиентов и Boeing, который продает бомбы Саудовской Аравии; и связанной с демократами Podesta Group, которая позже была распущена после откровений о связи с Полом Манафором, бывшим руководителем кампании Трампа и российскими банками, находящимися под санкциями.

До того как Трамп добрался до Эр-Рияда в мае, саудовцы подписали контракты с шестью другими фирмами по связям с общественностью, а затем добавили еще два контракта сразу после прекращения дипломатических отношений с Катаром в начале июня. Только в первый год правления Трампа саудиты тратили более $1 млн ежемесячно на более чем два десятка зарегистрированных лоббистов и компаний по связям с общественностью. ОАЭ не отстают, в 2017 году насчитывалось 18 зарегистрированных фирм по лоббированию и связями с общественностью, при этом, более $10 млн в этом году пошли только одной из них – Camstoll Group.

Вся эта лоббирующая мощь дала этим двум странам беспрецедентную способность управлять внешней политикой США на Ближнем Востоке. Среди других направлений влияния их кампания включала в себя постоянный поток пропаганды для политиков о войне в Йемене.

Большие иностранные лобби такого рода используются еще более прямым путем воздействия через взносы в кампании. Хотя, иностранные граждане не имеют права законно делать такие взносы на выборах в США, для этого есть простой способ — просто нанять лоббистов, которые сделают это за вас.

Еще один важный путь влияния для саудовцев и ОАЭ: их финансовый вклад в аналитические центры Вашингтона. Полную степень охвата в этой области трудно оценить, поскольку аналитические центры и другие некоммерческие организации не обязаны раскрывать данные о своих донорах, многие предпочитают этого не делать. Тем не менее, в 2014 году издание NYT раскрыло обширный список аналитических центров, которые получали деньги от саудовцев или из ОАЭ, включая Институт Брукингса, Центр стратегических и международных исследований и Институт Ближнего Востока. В эпоху Трампа разумно полагать, что ситуация только ухудшилась.

Военный альянс?

В Вашингтоне в паутине связей с этими двумя странами поставлено на карту гораздо больше, чем просто бизнес. Некритичное отношение к таким безрассудным, недемократическим режимам президентом Трампом и многими членами Конгресса имеет далеко идущие последствия для будущего американской внешней политики на Ближнем Востоке.

Саудовский крон-принц Мохаммед бин Салман заявил, что иранский лидер аятолла Али Хаменеи неоднократно предлагал провести военные действия против Ирана.

Добавьте к этому успешные усилия принца по поддержанию администрации Трампа в поддержке войны в Йемене, а также политическое вмешательство Эр-Рияда в Катаре и Ливане, и есть реальная опасность того, что некритическое восприятие Трампом саудовского режима может спровоцировать региональную войну.

Неизбирательное уничтожение йеменцев с помощью саудовской коалиции, использующей американское оружие, уже способствовало крупнейшему в мире гуманитарному кризису и сделало франшизу «Аль-Каиды» в Йемене «сильнее, чем когда-либо».

Официальный Вашингтон сохраняет большую озабоченность по поводу кажущегося положительного отношения Трампа к давним альянсам США, но в случае с Саудовской Аравией серьезное изменение курса было бы целесообразным.

Самое малое, что мы можем сделать – это сделать так, чтобы йеменцы не боялись за свою жизнь на своих свадьбах.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*
Website