Мировая экономика

Евразийский экономический…распад?

Опубликовано: 30.01.2019, 12:11         Просмотров: 535

В этом месяце отмечается четвертая годовщина создания Евразийского экономического союза (ЕАЭС), экономической группы, в которую входят Россия, Казахстан, Белоруссия, Армения и Кыргызстан. Несмотря на то, что президент Казахстана Нурсултан Назарбаев претендует на звание идейного вдохновителя союза, его бесспорным лидером остается Владимир Путин.

Широко распространено мнение, что ЕАЭС – это попытка России «повторно советизировать» область, если не с политической точки зрения, то хотя бы с экономической. Для ряда западных наблюдателей ЕАЭС стал эффективным инструментом, действующим в интересах России: всего через 4 года после создания он показал впечатляющие успехи в экономической интеграции, добившись свободного перемещения товаров, капитала и людей быстрее, чем его соперник ЕС.

ЕАЭС предоставил России возможность заключения международных и региональных торговых соглашений, которых не было раньше.

Тем не менее, несмотря на эти успехи, недавние внутренние вызовы российскому руководству развеяли опасения того, что ЕАЭС станет новым СССР.

Действительно, государства-члены ЕАЭС объединяет постсоветское наследие, однако сейчас у них мало общего (кроме зависимости Казахстана от России и углеводородов), а более тесные связи с Россией не в приоритете у большинства других участников.

В Армении, которая была вынуждена выбрать ЕАЭС вместо ЕС после Евромайдана в Украине, появилось новое правительство. Оно ориентировано на реформы и успело предпринять предварительные шаги для улучшения отношений с ЕС. Даже Белоруссия, самая лояльная страна ЕАЭС, недавно пережила трения с Россией, после того как ее бессменный президент Александр Лукашенко в декабре прочел Путину лекцию о российских ценах на энергоносители.

Казахстан, второй по значимости член группы, испытывает самые большие опасения в отношении российского руководства. У Назарбаева были разногласия с Россией из-за ответных санкций против Запада и использования российской правовой модели для ЕАЭС. Казахстан обеспокоен публичными угрозами России против северного Казахстана, в котором проживает преимущественно этническое русское население. Экономические трудности Казахстана, связанные со снижением цен на нефть, усугубляются тем, что с 2014 года стоимость казахстанской валюты упала на 60%.

Основная внешняя причина трений внутри блока связана с Китаем, политические и экономические отношения с которым, особенно в контексте его инициативы «Один пояс – одна дорога» (BRI), имеют решающее значение для членов ЕАЭС, прежде всего, для Казахстана. Россия и Китай стремятся «реформировать» международную политическую систему, смещая фокус внимания с запада на восток. Имея относительно небольшую и сокращающуюся экономику, Россия отчаянно нуждается в Китае, как в средстве воздействия на Запад.

Однако другие члены ЕАЭС не разделяют политические цели России в отношении Китая. Казахстан считает себя дружественным буфером между Китаем и Россией, стремясь сохранить участие Запада в делах Евразии, о чем говорит красноречивая поездка Назарбаева в Вашингтон в январе 2018 года. Учитывая экономические трудности России, многие в ЕАЭС видят выгоду от сохранения хороших экономических отношений с Китаем и Западом одновременно.

Торговля внутри ЕАЭС, в том числе с Россией, затмевается торговыми отношениями с Китаем, которые, в свою очередь, затмеваются казахстанским экспортом в ЕС. Казахстан стал наиболее привлекательным местом для китайского капитала и крупнейшим бенефициаром инициативы «Один пояс – одна дорога». Страна также воспринимает эту инициативу как источник иностранного капитала для своей амбициозной программы экономического развития, которая должна преобразовать экономику Казахстана в рамках более устойчивой модели роста, включая инвестиции в жилье, конкурентоспособность, образование и предприятия. Россия не дотягивает до таких инвестиций, поскольку Евразийский банк развития отметил падение инвестиционного портфеля на 43% по сравнению с ситуацией 2013-2015 гг.

Слухи о скором крахе ЕАЭС могут быть преувеличены. Может появиться некоторая модель «сосуществования» с инициативой «Один пояс – одна дорога», учитывая, что «обе находятся в стадии разработки», по словам Марши Макгроу, бывшего сотрудника Всемирного банка. Тем не менее, нет никаких сомнений в том, что будущее ЕАЭС довольно туманно.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*
Website