Мировая экономика

Financial Times: Путин научил Трампа «экономическому национализму»

Опубликовано: 11.04.2017, 19:07         Просмотров: 1 187

Несмотря на обвинения окружающих о теневых связях президента Трампа с Россией, пока не было обнаружено ни одного реального доказательства этому. Но по одному вопросу Трамп и Путин однозначно занимают похожую позицию.

Когда речь идет о торговле, подход Трампа очень напоминает стратегию развития путинской России последние 17 лет. Путин всегда готов использовать торговлю в качестве инструмента для достижения своих геополитических целей. Тем не менее, конечный результат такой политики России сегодня таков: вместо того, чтобы обогатить страну, экономический национализм привел Россию к застою. Эта судьба может постичь и США.

Еще до того как Трамп успешно пришел в политику, он был вполне последователен в своем презрении к свободной торговле в целом и многосторонним торговым соглашениям в частности. Центральным пунктом в этом подходе является убеждение, что страна должна использовать все доступные средства для защиты своих национальных интересов.

Президент объявил на своей инаугурации, что «защита национальных интересов приведет к большому процветанию». Стив Бэннон, его главный советник, назвал этот подход «экономическим национализмом». Ранее Бэннон обвинял «глобалистов», которые «создали средний класс в Азии», «выпотрошив американский рабочий класс». Питер Наварро, глава недавно созданного Национального совета по торговле, пошел еще дальше и заявил о возвращении цепочек поставок американских корпораций для сохранения производства в США.

Такой подход, о котором знает любой уважающий себя экономист, применялся и в прошлом и сейчас. Одним из главных его сторонников является Путин, официально неоднократно поддерживавший экономический национализм и стратегическую торговую политику.

Президенту Путину приписывают опубликованную диссертацию в 1997 году, в которой он говорил о необходимости укрепить производственную мощь, что должно пойти на пользу государству, субсидировать промышленность, чтобы сохранить внутренние цены на низком уровне и развивать производство внутри страны. Для этого затраты будут возложены на плечи иностранных потребителей в виде более высоких цен. Такой подход приносит пользу неторговым секторам, в основном добывающей промышленности, а вредит конкурентоспособным сегментам, таким как сельское хозяйство и технологии.

Являясь членом Всемирной торговой организации, Россия также лихо использует нетарифные барьеры, такие как санитарные нормы и контроль качества, чтобы ограничить торговлю с теми, с кем в последнее время нарушены отношения.

Крошечные государства, которые отказываются подчиняться политическим директивам Москвы, испытали на себе всю прелесть торговой политики Путина. Молдавия и Грузия страдают от запретов на их вина из-за обнаруженных в них «пестицидов», Белоруссия переживает запрет на ее молочную продукцию с 2009 года.

Но самое драматическое использование таких инструментов наблюдается, пожалуй, в Украине, где Путин применял угрозу эмбарго в течение многих лет. После евромайдана в начале 2014 года и свержения пророссийского президента Виктора Януковича, Россия ввела ряд эмбарго, завершившихся полным запретом продуктов питания в 2016 году.

Пример России, ведущего мирового инициатора стратегической торговой политики, должен быть предостережением для Трампа. Политика России сделала ее изолированной и восприимчивой к колебаниям цен на сырьевые товары и падению уровня жизни. Несмотря на рекордную популярность темы аннексии Крыма, инфляция в России превысила 15% в 2015 году, с тех пор экономика упала.

Lобывающая промышленность, некогда приносящая треть доходов в бюджет России, с 2006 года превышала 50% и сейчас превышает 65% российского экспорта. Россия стала моноэкономикой. Падение мировых цен на нефть с конца 2014 года усугубило экономическое падение страны.

Путин не проявляет особого интереса к экономической политике. Экономика для него не более чем средство достижения цели. К сожалению, Трамп придерживается такого же взгляда на жизнь, взгляда, который привел к «застойной, но стабильной» ситуации в России.

И пока Трамп считает, что политика несет первостепенное значение для укрепления национального величия, перефразируя Троцкого, можно сказать: «Вы можете быть не заинтересованы в экономике, но экономика всегда заинтересована в вас».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Комментарии (0)