Мировая экономика

Остановит ли военное вмешательство США миграционный кризис в Венесуэле?

Опубликовано: 12.09.2018, 12:17         Просмотров: 220

Миграционный кризис в Венесуэле, спровоцированный экономическими потрясениями в стране, сродни тому, что происходил в Европе в 2015 году. В качестве решения президент США Дональд Трамп предлагает военное вмешательство. Однако, что действительно стоит делать США, так это оказывать финансовую и материальную помощь соседям Венесуэлы.

Когда громкий эксперимент Венесуэлы с «боливарианским социализмом» провалился, в стране разразился кризис беженцев, сопоставимый с тем, что был в Европе в 2015 году. На автобусах, лодках и даже пешком по дикой местности в одну только в Колумбию бежало около миллиона венесуэльцев; еще два миллиона перебрались в другие страны.

Там им приходится выживать в небезопасных условиях, без еды, без лекарств, без нормального ночлега. В отсутствие лагерей беженцев ООН, на помощь как могут приходят религиозные организации и другие НПО. Голод и болезни распространяются.

Колумбия прилагает все усилия для помощи беженцам, заботясь о тех, кто попадает в больницы. Многие венесуэльцы становятся работниками теневого сектора. Но с учетом ВВП на душу населения всего около $6000 (по сравнению с $60 000 в США), ресурсы Колумбии ограничены. Правительству также необходимо как можно скорее предоставить гражданство около 25 тыс партизан ФАРК (Революционные вооружённые силы Колумбии) и их семьям в соответствии с мирным договором 2016 года, который положил конец долгой и жестокой гражданской войне.

Колумбийцы сочувствуют своим соседям отчасти потому, что помнят времена, когда во время мятежей ФАРК и связанных с ними войн наркоторговцев, Венесуэла приняла сотни тысяч колумбийских беженцев. Более того, в лучшие времена, когда цены на нефть были высокими, а социалистический режим еще не уничтожил производство, несколько миллионов колумбийцев работали в Венесуэле.

Тем не менее, последний наплыв беженцев создает большие проблемы для Колумбии, помимо прямых расходов на полицейскую охрану, обеспечение неотложной медицинской помощи и предоставление других услуг. В частности, приток венесуэльской рабочей силы значительно снизил заработную плату в теневом секторе экономики (включая сельское хозяйство, сферу услуг и малый бизнес), воспрепятствовав планам правительства повысить МРОТ.

Первая волна беженцев из Венесуэлы состояла из квалифицированных рабочих (например, шеф-поваров и водителей лимузинов), которым не составило труда быстро найти хорошую работу. Позднее бежали, в основном, необразованные и неквалифицированные люди, что усложнило задачу колумбийского правительства по улучшению качества жизни в самых бедных слоях населения.

Долгосрочные проблемы могут оказаться еще более серьезными, а болезни, которые когда-то удавалось контролировать (например, корь и СПИД) широко распространены среди беженцев, которые легко идут на контакт с колумбийцами ввиду культурной и ментальной близости двух стран. Дальновидные колумбийские лидеры, в том числе новый президент Иван Дуке, утверждают, что гуманное и достойное отношение к венесуэльским беженцам в конечном итоге принесет пользу Колумбии, когда текущий режим падёт, и Венесуэла вновь станет одним из крупнейших торговых партнеров Колумбии. Однако никто не может точно сказать, когда это произойдет.

После многих лет катастрофической экономической политики, проводившейся вначале покойным Уго Чавесом, а затем его преемником Николосом Мадуро, Венесуэла растратила своё богатое наследство, которое включает в себя крупнейшие запасы нефти в мире. В стране, у которой есть всё необходимое для обеспеченной жизни, доходы рухнули на треть, инфляция скоро достигнет миллиона процентов, а люди голодают.

По всем признакам должна была бы произойти революция, но до сих пор Мадуро удавалось удерживать силовиков на стороне режима, отчасти за счет предоставления им «лицензии» на контроль за наркотрафиком и экспортом кокаина по всему миру, особенно в страны Европы и Ближнего Востока.

К сожалению, многие левоцентристы по всему миру, такие как лидер британской оппозиции Джереми Корбин, готовы закрывать глаза на эту катастрофу. Возможно потому, что рефлекторно защищают своих социалистических братьев или, что хуже, действительно верят в экономическую модель чавистов.

Слишком многие левые экономисты (включая тех, кто работал в президентской кампании сенатора Берни Сандерса в 2016 году) оставались убежденными сторонниками венесуэльского режима. Были случаи открытого пособничества режиму: Goldman Sachs купили облигации эмитентов Венесуэлы, а правые из комитета инаугурации Дональда Трампа приняли крупное пожертвование от Citgo, американской «дочки» венесуэльской нефтяной компании Petróleos de Venezuela.

За последние недели Мадуро внедрил полуготовый план стабилизации валюты, выпустив новые банкноты, якобы обеспеченные правительственной криптовалютой. Принятые меры можно сравнить со строительством карточного домика посреди мусорной свалки. Независимо от того, приживется ли новая валюта, можно быть уверенными в том, что венесуэльские силовики продолжат иметь дела со стодолларовыми купюрами.

В ответ на внутренние и региональные кризисы, вызванные режимом Мадуро, США ввели серьезные торговые и финансовые санкции, а президент Трамп, как сообщается, выступил с мыслью о вторжении в Венесуэлу — бредовая идея, которую не поддержат даже те латиноамериканские лидеры, которые мечтают о падении режима Мадуро.

В то же время США могут и должны существенно увеличить финансовую и материальную помощь соседним государствам, чтобы те могли справиться с наплывами беженцев. Также будет уместно и не слишком рано начинать планировать репатриацию венесуэльских беженцев после того, как венесуэльский социализм — точнее, кумовство и раздел нефти и наркотиков — наконец, закончится.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*
Website