Мировая экономика

Санкции против всех: Трамп случайно разрушил гегемонию США и создал мультиполярный мир

Опубликовано: 29.05.2018, 14:55         Просмотров: 1 190

Уже вышла памятная медаль, на которой изображены Трамп и Ким Чен Ын, стоящие лицом друг к другу на исторической встрече 12 июня. На этой встрече Ким Чен Ын должен был отказаться от программы ядерного вооружения, а затем получить милостивое благословение Трампа.

Однако встреча, которая оказалась довольно спорной, оставила Трампа в довольно разочарованном, если не разозленном настроении. И вместо того, чтобы понять, что команда Трампа воспринимала неадекватно все, о чем говорил Ким Чен Ын, Трамп теперь обвиняет Си в том, что он помешал заключению «сделки», пишет издание Strategic Culture Foundation.

Китайская газета Global Times подчеркивает: «США в одностороннем порядке требуют скорейшего отказа от ядерного оружия, прежде чем предоставят компенсацию Пхеньяну. Китай не выступит против такой сделки между США и Северной Кореей. Однако сможет ли Вашингтон добиться этого? Пхеньян только что дал ответ… Было бы хорошо, если бы Вашингтон оказал давление на Пхеньян, чтобы получить преимущество в переговорах, однако Вашингтону стоит дважды подумать о возможности столкнуть Корейский полуостров в яростный антагонизм.

Из точки зрения Китая ясно, что США переоценили свое влияние, вынудив Северную Корею принять свои требования. США забыли о неловкой ситуации прошлого года, когда они не смогли остановить ядерные и ракетные испытания Северной Кореи, они забыли всю сложность военных действий против Северной Кореи.

США всегда считали, что Северная Корея их обманывает, что, на самом деле, далеко от правды. США ответственны за отмененные резолюции полуострова».

Раздраженный слишком резкими комментариями «торговых ястребов» на фоне отсутствия ощутимого результата в торговых переговорах с Китаем, Трамп, похоже, настроен на более жесткую торговую позицию в отношении Китая, заявляя, что переговоры не достигли значительных результатов и что может потребоваться новая структура.

Отмена саммита в Сингапуре и разочарование в плане торговых переговоров последовали после отзыва Пентагоном приглашения для Китая принять участие в RIMPAC, «крупнейших в мире военно-морских учениях» на фоне «агрессивных действий Пекина в Южно-Китайском море, включая установку «оборонительных» ракет на островах Спратли, способных поразить территорию США».

Не обращая внимания на угрозы Пентагона, Китай ответил предупреждением о том, что его новый истребитель J-20 пятого поколения будет патрулировать воздушное пространство Тайваня. Это явный сигнал о том, что Си хочет вернуть «свой остров».

Напряженность отношений США с Китаем растет, Вашингтон угрожает Корейскому полуострову военными действиями.

Однако напряженность не ограничивается отношениями США с Китаем. Стратегия Трампа, направленная на «неоамериканизм», похоже, поставила Вашингтон в противоречие со всем миром: торговые войны (Китай, Россия, ЕС и Япония), санкции (Россия, Иран и др.), валютные войны (Турция, Иран, Россия). Этот уровень и широта напряженности не устойчивы.

В один прекрасный момент психическое напряжение должно либо привести к взрыву, либо к заметной смене траектории поведения, что поможет смягчить давление. Пока мы переживаем рост напряжения. Трамп спровоцировал буквально всех, как никогда раньше. Естественно ускорилось приближение нового глобального порядка. Растущее геополитическое напряжение ускорило и дальнейшие шаги в направлении глобальной дедолларизации.

Даже европейцы жалуются на то, что они решили не настраивать Еврозону против долларовой гегемонии, когда была такая возможность. Теперь они платят цену за собственное бессилие в торговле с Ираном. Пусть и поздно, но теперь ЕС предлагает отказаться от нефтедоллара в процессе покупок иранской нефти; однако это бесполезно. Лидеры ЕС возмущены беспощадностью, с которой США готовы задушить всю торговлю ЕС с Ираном.

И здесь интересно то как Китай рассматривает характер трений с США и их первопричину. В материале Global Times отмечается: «Когда на прошлой неделе завершился второй раунд торговых переговоров, ряд американских СМИ сообщили о конце угрозы торговой войны. Некоторые даже говорили, что Китай выиграл первый раунд переговоров с США: этот вывод ошибочен, а идея о том, что торговые трения завершились, беспочвенна. Торговой войны пока не было, пока была просто серия предупреждений…»

Затем автор отмечает, что торговый дефицит США не является основой трений между двумя государствами: «Реальный виновник — монополия доллара США на мировом рынке», а также принудительное использование доллара для проведения платежей. США должны «избегать чрезмерного предложения доллара, допуская более активное использование других валют, таких как юань и евро для продвижения более сбалансированного предложения валюты. США должны скорректировать свою валютную политику».

Президент Путин, обращаясь к российскому парламенту, говорил то же самое: «Весь мир считает монополию доллара ненадежной. Она опасна для многих, не только для нас». Он добавил, что санкции и торговые действия посредством ВТО все чаще используются США для обеспечения конкурентных преимуществ или сдерживания экономического развития конкурентов.

Иными словами, они хотят осушить болото «мирового порядка под властью США», так же как Трамп стремиться «осушить болото Вашингтона».

Трамп, похоже, счастлив использовать тактику «болота» во внешнем мире, чтобы «снова сделать Америку великой», но незападные страны также глубоко разочарованы «болотом глобального порядка», как и база Трампа: они хотят, чтобы гегемония доллара закончилась, восстановились суверенитеты и была проведена перегруппировка политических сил для достижения этого. И части этого, похоже, сходятся воедино.

Совершенно мафиозная встряска Трампом канцлера Меркель создает почву для серьезной переориентации европейской политики.

Европейское решение о санкциях в России долгое время оставалось шатким: немецкий и итальянский бизнес понес большие потери в финансовом отношении, по сути, именно Меркель придерживалась европейской «линии». Европейские санкции связаны исключительно с Украиной, беседа канцлера с Путиным в Сочи была посвящена Украине. Там же, в Сочи, Путин предложил две идеи: миротворческие силы ООН для Украины и продолжение транзита российского газа через Украину (главный европейский пункт), если это будет оправдано с коммерческой точки зрения.

Если это окажется плодотворным, это позволит Меркель провести лобовую атаку на «неизбежность итальянского «нет» в отношении возобновления санкций в России в сентябре». Она могла бы «снова повести за собой»: выступить с инициативой собственного бальзама европейскому эго после печального опыта с JCPOA. Таким образом, смягчение раздражающего украинского фактора позволило бы Германии — в новую эпоху тарифов США, еще менее открытой для того, чтобы принять удар по европейскому просроченному долгу или для того, чтобы перефинансировать французскую инфраструктуру – считать Россию естественным партнером. Это позволит ей предотвратить взрыв иммиграционной «бомбы», договорившись с Путиным о механизме, с помощью которого 1 млн сирийских беженцев в Германии вернутся домой. На следующей неделе Меркель отправляется в Китай, чтобы узнать как обойти давление США на Европу с тем, чтобы встать на сторону Америки — против Китая.

Конечно, англосаксонский истеблишмент сделает почти все, чтобы остановить смещение политического центра тяжести с берегов Атлантики на восток. Глава британской службы безопасности уже был отправлен Вашингтоном с миссией, чтобы обвинить российскую «угрозу» в сборе 30 европейских государств; а эмиссар США в Киеве Курт Фолкер заявил об американской военной поддержке возвращения сепаратистских самопровозглашенных республик Донецка и Луганска.

В то же время Япония уже давно рассматривает Корейский полуостров как буфер между ней и материком. Однако разделение и американское присутствие на юге казались гарантом буфера. Но затем Юг дал Полумесяцу мандат на повторное объединение — и Чен Ын в ответ начал свое наступление. Статус-кво «буфера», который изначально считался данностью, очевидно, данностью уже не является. Возможно, будет заключено соглашение и, возможно, со временем влияние Китая вырастет.

Даже с точки зрения возможности это было серьезной проблемой для Японии, которая потеряла бы свой буфер с Китаем — в зависимости от масштабов предполагаемого выхода США из региона — тоже потеряла свою защиту.

Politico отмечает, что в равной степени нервировал «очевидный разворот Трампа в Транстихоокеанском партнерстве. В январе 2017 года Трамп отказался от торговой сделки Барака Обамы, связанной с 12 странами.

«Это унизило Абэ, который за 67 дней до этого спешно прибыл в Trump Tower, чтобы предотвратить выход Вашингтона из Транстихоокеанского партнерства. 12 месяцев спустя Трамп насыпал соль на эти раны, установив политику слабого доллара и тарифы на сталь и алюминий в 25% и 10% соответственно. Он отказался от изъятий в отношении Канады, Мексики, но не в отношении лучшего друга Абэ. Затем Трамп установил налоги на сумму в $150 млрд на товары из Китая, основного экспортного рынка Японии».

Таким образом, неудивительно, что Абэ обратился к Китаю, как к средству хеджирования против США на фоне проблем с тарифами, а также с целью вовлечения Японии в стратегические обсуждения будущего Кореи.

Дело в том, что этот трехсторонний пересмотр отношений последовал за экономическими переговорами на высоком уровне между Китаем и Японией в прошлом месяце и напоминании о ясном предупреждении Китая о проблеме доллара и о необходимости расширения использования юаня и других валют в торговых отношениях. Так что нетрудно догадаться, что китайско-японская торговля будет постепенно проходить период дедолларизации, если эти переговоры окажутся успешными.

Лоуренс Селлин из The Daily Caller отметил, что: «Китайские усилия по налаживанию сотрудничества между Ираном и Пакистаном принесли свои плоды. За последние месяцы был заключен шквал соглашений в области торговли, обороны, развития вооружений, борьбы с терроризмом, банковского дела, железнодорожного сообщения, парламентского сотрудничества, искусства и литературы.

Секретные обсуждения в области безопасности между китайскими, пакистанскими и иранскими военнослужащими идут год. Главным стимулом для этих дискуссий стало запланированное строительство китайской военно-морской базы в Дживани, к западу от Гвадара, недалеко от иранской границы.

Альянс между Китаем и Ираном будет иметь широкие последствия для внешней политики США. Во-первых, он сделает наши усилия в Афганистане неэффективными, скорее всего спровоцировав выход США на условиях Китая и Пакистана. Это стало бы началом стратегии отказа в доступе к территориям для Пятого флота ВМС США в Персидском заливе и регионе Аравийского моря, аналогично тому процессу, который китайцы пытались осуществить против Тихоокеанского флота США в Южно-Китайском море. Даже простое наблюдение за этим альянсом дало бы иранцам значительное влияние перед лицом американских санкций».

Иран уже присоединился к Свободной экономической зоне в странах Восточной Азии, 9 июня он примет участие в саммите Шанхайской организации сотрудничества 2018 года в Китае.

Однако это связано с тем, что китайская (а также российская и иранская точки зрения) означают, что юань и евро должны быть более широко доступны в качестве валют, с помощью которых ведется торговля, и «что США должны скорректировать свою валютную политику». Практически все сходятся на этом.

Чтобы это произошло, Китаю необходимо расширить и углубить базу поддержки юаня и обеспечить ликвидный рынок для китайского суверенного долга. Шанхайский нефтяной фьючерсный рынок уже оказывает влияние на углубление рынка суверенных облигаций Китая. Американские санкции в отношении Ирана станут дополнительным импульсом, так как иранская нефть будет продана в Шанхае. В последнее время Лондонская биржа металлов объявила, что она также начнет проводить торги опционами на сырьевые товары в юанях. В целом, использование доллара в неамериканской торговле постепенно сокращается.

Но второе требование Китая о перестройке торгового мира за счет внесения поправок в валютную политику США, по-видимому, происходит в результате автономной внутренней финансовой динамики: «слабый доллар» Трампа уступает место растущей стоимости доллара. Это создает идеальные условия для Китая, позволяющие снизить юань, то же самое касается Европы в скоординированном нисходящем движении против растущего доллара. Более низкая меновая стоимость юаня и евро частично или полностью отменяет влияние санкций США на экспорт в США. Стоит ли эта валютная координация на повестке дня Меркель на следующей неделе в Китае?

Если эти стратегии США будут неустойчивыми, что тогда? Первоначальный недостаток неоконсервативной доктрины максимальных заимствований — это отсутствие какой-либо возможности для легкого спуска, который поможет не оказаться США в унизительном положении. Обычно, если давление не работает, предполагается, что его было недостаточно. Например, Трамп приписывает слабость JCPOA тому, что Обама слишком малый период времени сохранял санкции против иранцев. С точки зрения Трампа, Обама слишком быстро сократил давление, заключив «ошибочное соглашение».

Более глубокая точка зрения заключается в том, что другие не разделяют точку зрения Трампа. Радикальный утилитаризм, очевидный, когда Трамп говорит, что Ким Чен Ын будет «в более безопасном, счастливом и обеспеченном положении», если согласится с ультиматумом Трампа, отражает мелкий материализм, на который обрушилась глобальная политическая волна. Так называемый «популистский» призыв к возвращению к традиционным национальным ценностям является отказом от утилитарной политики Дж. Миллса.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*
Website