Мировая экономика

Убийство Хашогги подтолкнуло Саудовскую Аравию в объятия России и Китая

Опубликовано: 06.12.2018, 21:35         Просмотров: 6 308

После гибели журналиста Джамала Хашогги экономические отношения Эр-Рияда попали под жесткий международный контроль.

Большинство крупных правительств предпочло отстраниться от Саудовской Аравии. Начиная с выхода из Будущей инвестиционной инициативы и заканчивая замораживанием экспорта оружия со стороны Германии, и правительства и частный сектор поспешили дистанцироваться от страны. В последние недели обсуждалась жесткая реакция Конгресса США.

Тем не менее, Саудовская Аравия не изолирована на мировой экономической арене. Поскольку министр финансов США Стив Мнучин отказался от участия в Будущей инвестиционной инициативе, гендиректор Фонда национального благосостояния России Кирилл Дмитриев возглавил делегацию из более 30 руководителей. И, несмотря на давление США и усиление международного контроля, известные американские энергетические фирмы, такие как Halliburton и Baker Hughes GE, подписали меморандумы о взаимопонимании с Aramco в рамках Будущей инвестиционной инициативы, при этом, саудовские инвестиции продолжили поступать в стартапы Силиконовой долины, такие как View and Zume. В среднесрочной перспективе рост Саудовской Аравии должен восстановиться после минимумов 2017 года, что, вероятно, приведет к экономическим сдвигам в стране.

После сланцевой революции Саудовская Аравия установила более тесное энергетическое сотрудничество с незападными странами, такими как Китай, Россия и Индия. В нефтеперерабатывающем секторе Саудовская Аравия получила большие инвестиции в нефтеперерабатывающий и нефтехимический сектора. В 1980-х годах саудовцы совершили первые набеги на эту область за счет совместных предприятий на североамериканском рынке и сегодня им принадлежит крупнейший нефтеперерабатывающий завод в США.

Aramco отправила своих первых делегатов в Китай уже в 1989 году, но первую сделку заключила только в 2007 году. С тех пор Aramco открыла несколько нефтеперерабатывающих заводов в Ляонин и Чжэцзян. В будущем она намерена пересмотреть заброшенный проект нефтеперерабатывающего завода в Юньнань. Темп заключения сделки ускорился на фоне падения доли рынка Саудовской Аравии в китайской энергетической смеси, снизившись до 13,1% в марте 2018 года, в 2013 году она достигала 20%. Крупнейший поставщик в Китае, Саудовская Аравия стремятся заключить долгосрочные контракты на поставку в этой стране и повысить международный статус Aramco.

Aramco запустила проекты по всей Азии, в том числе в Махараштре (Индия), Джохоре (Малайзия) и Гвадаре (Пакистан). Все эти проекты отражают динамику нового мирового нефтяного рынка, поскольку США поднимаются среди рядов мировых производителей.

На фоне Соглашения о сокращении производства ОПЕК+ в 2016 году, Саудовская Аравия и Россия теснее переплетают свою нефтяную политику, чтобы лучше управлять ситуацией со спросом и предложением. Природный газ — область будущего сотрудничества, ярким примером которого являются инвестиции в проект Арктика СПГ-2 компании «Новатэк». Саудовцам эта возможность дает простой выбор: российский газ позволяет экспортировать больше нефти, что позволяет стране увеличить экспортные доходы.

Учитывая амбициозные цели «Видения-2030», Фонд общественных инвестиций крон-принца бин Салмана стал гораздо агрессивнее инвестировать в технологические отрасли. До сих пор это подразумевало громкие инвестиции в крупные стартапы, такие как Uber, а также инвестиции благодаря совместному сотрудничеству с Softbank. Даже после убийства Хашогги компания Zume and View Inc. была рада принять $1,5 млрд из Фонда Vision. За пределами США Фонд Vision также инвестировал в такие китайские фирмы как ZhongAn, Bytedance и Sensetime.

Эти инвестиции были чем-то вроде улицы с двусторонним движением для Эр-Рияда, поддерживая жизненно важные инвестиции и технические трансферты в период больших реформ. Недавно стартап Katerra, финансируемый Фондом Vision, подписал сделку по строительству 50 тыс. пятидесяти тысяч домов в Королевстве. Саудовцы могут рассматривать вариант более тесного сотрудничества с китайскими техническими фирмами в будущем, тем не менее, наличие государственных и частных фондов в стране создает альтернативы для финансирования Саудовской Аравии. Учитывая, что их нет на американском рынке, у саудовцев больше возможностей заключить технологические сделки в Силиконовой Долине, чем в Шэньчжэне.

Эта тенденция большей диверсификации экономики может принести выгоды и расходы для режимов санкций в краткосрочной и среднесрочной перспективе. В краткосрочной перспективе инвестиции в нефтеперерабатывающую отрасль в Китае и Индии могут увеличить эффективность максимального давления, создав явную альтернативу иранской нефти на мировых рынках. А более тесные инвестиции Саудовской Аравии в российский энергетический сектор снизят эффективность западных санкций в среднесрочной перспективе.

Недавние санкции по Закону Магницкого обострили то, что некоторые могут посчитать разовым инцидентом, потенциально уступая место дальнейшей эскалации Конгресса. Эти эффекты будут действовать в течение следующих нескольких месяцев, но для политиков в Вашингтоне важно придерживаться более широкой перспективы. Учитывая, что иностранные инвестиции Саудовской Аравии находятся на 14-летнем минимуме, отмеченном до кризиса, Эр-Рияд должен быть осторожным, выступая с ответом. Неспособность снизить обеспокоенность международных инвесторов может угрожать жизнеспособности проекта Видение-2030, в который крон-принц Мохаммед бин Салман инвестировал значительную часть политического капитала.

Есть также ряд ограничений для этих развивающихся партнерств. Будущие двусторонние инвестиции между Эр-Риядом и Пекином будут весьма противоречивыми в контексте инициативы «Один пояс — одна дорога». Пообещав помощь Пакистану в размере $6 млрд, саудовцы рассмотрят потенциальные недостатки неустойчивых инвестиций в инфраструктуру из Пекина. В то же время сотрудничество между россиянами и саудитами может ухудшиться, если в ближайшем будущем на рынке появится больше американских поставок. Разница между российской и саудовской точкой безубыточности колеблется примерно между $40 и $70 соответственно – что может стать катализатором развода на нефтяных рынках.

Кроме того, главной проблемой Эр-Рияда остается растущий геополитический спор с Ираном. В этом контексте саудиты нуждаются в Вашингтоне как в надежном партнере для противодействия восходящему в регионе Тегерану. С 2014 года углубилось китайское военное сотрудничество с Ираном, в том числе совместные военно-морские учения в Ормузском проливе в июне 2017 года. Амбициозный проект Индии в Чабахаре — важнейшее капиталовложение в будущее Ирана, отражающее крупные инвестиции Китая в соседний Пакистан. Россия предоставила Тегерану значительную поддержку в области безопасности за счет наземного присутствия в Сирии и продажи в 2016 году ракетно-зенитного комплекса S-300. Учитывая это, Вашингтон для саудовцев остается важным долгосрочным партнером по безопасности, независимо от экономических сдвигов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*
Website