Мировая экономика

Забудьте о Турции: Азия — это «слон в посудной лавке»

Опубликовано: 20.08.2018, 17:36         Просмотров: 613

Ещё в ноябре 2016 года эксперты Банка международных расчётов (БМР) говорили о ключевой роли доллара в определении стресса рынка. Был опубликован отчёт о проведенных исследованиях, согласно которому индекс волатильности более не является полноценным индикатором рыночных рисков: отныне эту задачу выполняет стоимость доллара.

Вот что писали в БМР около двух лет назад:

«Так же, как индекс VIX был хорошим итоговым показателем уровней баланса на рынках до кризиса, доллар стал аналогичным показателем после него. VIX перестал быть ключевым барометром аппетита инвесторов и рычагов риска, эту нишу занял доллар.

Что объяснять роль доллара в качестве общей меры аппетита к риску? Существует жесткая связь между долларом, трансграничными потоком банковского капитала в долларах, и отклонением от паритетной ставки. Ключом к пониманию этого тождества является тот факт, что потоки трансграничного капитала в долларах тесно коррелируют с решениями мировых банков. Подобный «треугольник» говорит об объемах доллара США в глобальной банковской системе и, в конечном счете, о том, как изменения монетарной политики определяют глобальный финансовые условия.»

В июне текущего года глава Резервного банка Индии Урджит Патель обратился к Федеральной резервной системе США с требованием прекратить сокращать баланс, поскольку на фоне резкого дефицита бюджета США (что требует увеличения выпуска долговых бумаг Казначейства), долларовая ликвидность на рынке вымывается.

Впервые в этом цикле высокопоставленный чиновник из иностранного центрального банка обвинил ФРС в проблемах на развивающихся рынках. Патель отметил, что «побочные эффекты» не проявлялись до октября прошлого года, пока ФРС не начала сокращать свой баланс. Это связано с тем, что ФРС не проконтролировала рост объемов выпуска гособлигаций.

Патель считает, что ФРС должна «перекалибровать свой план нормализации, регулируя влияние дефицита. Грубое эмпирическое правило должно заключаться в том, чтобы уменьшить темп сокращения баланса на величину, достаточную для значительного снижения (если не полной компенсации) нехватки долларовой ликвидности, вызванной более высокими заимствованиями правительства США».

Ключевая мысль Пателя: «Потрясения на развивающихся рынках могут навредить и экономике США. Обстоятельства изменились. В политике ФРС также должны произойти изменения. Она достигнет своих целей, но с меньшими потрясениями».

Прошло два месяца, развивающиеся рынки переживают кризис, валюты Турции, Аргентины, Бразилии, России и даже Китая стремительно падают против доллара. Единственная часть предсказаний Пателя, которая ещё не успела сбыться, — это поражение экономики США.

Но, возможно, это лишь вопрос времени, особенно, если кризис в Турции распространится на весь европейский банковский сектор, а оттуда пересечёт в Атлантику.

Между тем, о мрачном будущем развивающихся рынков пишут стратеги южноафриканского Nedbank Нильс Хейнеке и Мехул Дайя: они предупреждают, что избыточная ликвидность обычно приводит к нерациональному распределению капитала, скрывая любые ограничения баланса. И по мере того, как поток избыточной ликвидности идёт на убыль, выявляются нерациональное распределение капитала и неправильная оценка рисков.

Эксперты Nedbank предупреждают, что, хотя развивающиеся рынки больше всех выиграли от неправильного распределения капитала, по мере уменьшения потока избыточной ликвидности «развивающимся рынкам придётся начать расплачиваться».

Одним из способов контроля за потоками ликвидности является наблюдение за стоимостью доллара. До тех пор, пока доллар США остается резервной валютой, и большая часть внешних долгов иностранных государств выражена в долларах, американская валюта будет править бал.

Проще говоря, «слабый доллар бывает при стабильной и здоровой глобальной среде и достаточных запасах доллара в мире. Более сильный доллар США обычно связан с волатильностью рынков и фазой бегства от рисков», о чем говорили в БМР еще 2 года назад.

В результате политики количественного ужесточения и повышения процентных ставок, с начала года запасы доллара истощились на фоне ведения торговой политики по принципу «око за око», замедления роста в Китае и снижения цен на сырьё. Это отчётливо видно на представленном ниже индикаторе Global Broad $-Liquidity от Nedbank.

В то время, как инвесторы стремились приписывать резкие падения на рынках развивающихся стран каким-то особым факторам, потрясения становились все более систематическими. В подтверждение этому, Nedbank ссылается на появившиеся исследования, в которых говорится о возросшем влиянии глобальных факторов по сравнению с конкретными причинами.

Это говорит о том, что инвесторам необходимо уделять больше внимания роли глобальной ликвидности.

И хотя в последние недели всё внимание инвесторов было сосредоточено на Турции, в Nedbank говорят: «Забудьте о Турции, реальная проблема — в Азии».

Причина в том, что Юго-Восточная Азия вновь переживает то, что происходило в 1997-1998 годах, имея огромный долг в долларах. Единственное различие заключается в том, что тогда обменные курсы в Азии были зафиксированы, а сейчас они «плавают». Кроме того, с 2009 года задолженность Азии в долларах по отношению к международным золотовалютным резервам и экспорту значительно возросла. Это приводит к тому, что страны Азии чувствительны к дефициту доллара (что проявляется в резком повышении стоимости американской валюты).

Между тем, в азиатских странах, накопивших рекордные суммы долга в долларах США, расположены крупнейшие технологические корпорации, такие как Tencent (Китай), Alibab (Китай), TSNC (Тайвань), Samsung (Южная Корея).

Технологии сейчас составляют 28% от индекса MSCI EM. Таким образом, слабеющие перспективы глобального роста, замедление роста китайской экономики и усиление политической напряженности со стороны США делают азиатские страны уязвимыми к дефициту доллара. Именно поэтому, по мнению Nedbank, «Азия станет следующим источником риска для финансовых рынков».

Приведенный ниже график показывает, что в последние несколько лет изменение финансовых условий стало основным фактором роста цен на активы развивающихся рынков. Фаза, которой был характерен аппетит к риску, завершилась в январе, и все активы развивающихся рынков снижаются. Валюты развивающихся стран лидируют в этом падении, а в ближайшее время будет понятно, последуют ли за валютами и другие классы активов.

Итак, учитывая всё вышеописанное, как определить, что будет дальше? Очень просто: нужно следить за долларом, а также за тем, чтобы развивающиеся рынки не «заражали» своими проблемами рынки во всем мире.

Если доллар будет продолжать расти в то время, когда китайский юань дешевеет, а другие развивающиеся рынки находятся в уязвимом состоянии, пытаясь сдерживать потоки капитала агрессивным повышением ставок (как это сделала Аргентина, повысив ставку до шокирующих 45% несколько дней назад), что только усиливает процесс перехода экономик в состояние рецессии, и если ФРС не сможет сдержать укрепление доллара, то результатом может стать очередное соглашение «Плаза» и последующая девальвация американской валюты. Но сначала мировые рынки рухнут.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*
Website