Политика

Самая крупная геополитическая ошибка Саудовской Аравии

Опубликовано: 12.12.2018, 00:49         Просмотров: 4 007

Война всегда сопряжена с риском и поэтому нельзя вступать в нее необдуманно. Важно иметь четкие, стратегически обоснованные цели перед началом войны. Более того, учитывая ее непредсказуемость, к прямому конфликту можно переходить только в крайнем случае.

Тем не менее, природа, продолжительность и масштабы конфликта и уж, тем более, его последствия практически не обсуждаются с самого начала.

Войны редко начинаются, после того как инициатор полностью исчерпал все свои возможности и ресурсы. Как правило, наиболее значимыми факторами начала войны являются «моральные» факторы (как их называл Наполеон Бонапарт): психологические факторы, из которых жажда власти и престиж имеют первостепенное значение.

Еще меньше инициатор исследует те варианты и ресурсы — как человеческие, так и физические — которые находятся в его непосредственном распоряжении. Кроме того, крайне редко изучается более широкий стратегический контекст – история, глобальные тенденции и ряд других вещей.

Неспособность принять во внимание риски военных действий приобрела наиболее драматичный окрас в случае войны, которую королевство Саудовская Аравия официально начало в Йемене в 2015 году. К этому времени давние опасения и предубеждения Саудовской Аравии в отношении различных йеменских общественно-политических ландшафтов уже предрасположили Эр-Рияд к определенным действиям, сформированным еще до саудовско-йеменской войны 1934 года. Гражданская война в Северном Йемене с 1962 по 1970 год привела к значительным прямым и косвенным интервенциям со стороны Саудовской Аравии и Египта, а также СССР и Великобритании.

Слияние Йеменской Арабской Республики и Народно-демократической Республики Йемен в Йеменскую Республику в 1990 году не было результатом общего стремления к объединению Йемена. Скорее, это стало результатом переворота в Народно-демократической республике Йемен в январе 1986 года и снижающейся способности СССР поддерживать Южный Йемен.

Йемен мог бы легко воссоединиться еще до создания 11 февраля 1959 года Федерации арабских эмиратов Юга, которая 4 апреля 1962 года стала Федерацией Южной Аравии с 15 штатами. В день, когда был объявлен суверенитет, 30 ноября 1967 года, была образована Народная Республика Южный Йемен. Многие из суверенных членов федераций тихо ушли в историю. Некоторые представители королевских семей в Хадрамауте и других районов, которые были Южным Йеменом, живут в изгнании — многие из них в Саудовской Аравии — поскольку повстанцы борются за восстановление местной автономии.
Таким образом, «владение» политическим пространством Йемена превратилось в довольно запутанный процесс, однако не было сомнений, что Эр-Рияд испытал чувство сюзеренской власти и страх, что йеменская независимость и возрождающееся влияние заиди бросят вызов саудовскому первенству на берегу Красного моря.

У Саудовской Аравии оставалось чувство непогрешимости: «я богат, поэтому я умнее». И бедные йеменцы должны были стоять с протянутой рукой перед Эр-Риядом.

Эр-Рияд все чаще вмешивается в проблемы Йемена, которые начались после отстранения от должности его президента Али Абдаллы Салеха 27 февраля 2012 года. Но участие саудовцев в делах Йемена усугубились смертью короля Саудовской Аравии Абдаллы ибн Абдула аль-Азиза Аль Сауда 23 января 2015 года и событиями, которые в значительной степени поддержали Белый дом США Барака Обамы, — смещение линии короля Абдаллы в структуре власти Саудовской Аравии. Королевство лишилось былого лидерства, так как оставшиеся во дворце потеряли хватку.

Новый король Салман бин Абдул аль-Азиз аль-Сауд, который был министром обороны, уже страдал от подступающего психического расстройства в силу возраста, а его младший сын, принц Мухаммед бин Салман не только занял пост министра обороны, но и эффективно управлял королевством от имени своего отца, несмотря на довольно молодой возраст и нехватку опыта.

29 апреля 2015 года перестановки в руководстве Саудовской Аравии дали примерную картину стратегического облика региона на ближайшие несколько лет, и вряд ли их можно считать позитивными.
Смена руководства вернула королевство к его консервативному настрою. И несмотря на то, что об этих изменениях было объявлено в СМИ, это послужит дальнейшему отчуждению правящей ваххабистско-суннитской группировки Нейди от шиитского населения на востоке и юге Саудовской Аравии. Вместо того, чтобы представлять все общины Королевства, власти Саудовской Аравии лишний раз подтвердили факт того, что они теряют лидерские позиции. Во многом это является результатом войны Саудовской Аравии с Ираном и шиизмом, которые Дом Сауда воспринимает как конкуренцию.

Изменения в правопреемстве Саудовской Аравии стали отражением внутреннего успеха стороны судайри королевской семьи и успеха президента США Барака Обамы, который был резко против повышения назначенного королем Абдаллой второго по счету принца Мукрина бин Абдул аль-Азиза.

Таким образом, единственной четкой стратегической целью, по мнению лица, принимающего решения в королевстве, бин Салмана, было сдерживание роста иранского доминирования в регионе. И это было, скорее убеждение, чем факты, что Иран способствовал возрождению приверженцев заиди среди преимущественно северных йеменских племен. Это казалось более серьезной проблемой для Эр-Рияда, чем факт возможного распада Йемена.

Желание помочь положить конец гражданской войне в Йемене может показаться достойным восхищения, но вмешательство, которое только обостряет эту проблему, ставит эту цель под сомнение.
Недостаточные факты и понимание всеобъемлющих стратегических рамок означали, что создание Саудовской Аравией Коалиции, которая должна была бросить вызов заиди, просто потому что это были подконтрольные Ирану силы, фактически заставило заиди обратиться к иранцам за военной поддержкой.

Положение Саудовской Аравии гарантировало, что бывшего президента Салеха заменил его вице-президент, генерал-майор Абд аль-Раб Мансур аль-Хади, суннит из бывшего Южного Йемена. Признание Хади в качестве законного лидера Йемена свело на нет победу Северного Йемена в конфликте, который привел к созданию единого Йемена в 1994 году.
И чем больше йеменским вооруженным силам удавалось противостоять силам саудовской коалиции, тем больше Эр-Рияд должен был утверждать, что саудовское поражение было продуктом поддержки Ираном хуситов.

Настойчивость бин Салмана в продолжении этой бесцельной войны была в значительной степени вопросом эго. А вполне реальный факт, что предполагаемый массовый провал его дорогостоящей войны (во время краха экономического благосостояния Саудовской Аравии) несомненно воодушевит его врагов в Доме Сауда, стал признаком ухудшения военного и политического стратегического мышления в королевстве.

Таким образом, настоящие враги бин Салмана — это те, кто оспаривает его авторитет и легитимность. Во многом это заставляет задуматься, когда те, кому он доверял выполнить его приказ, приняли решение похитить — и, как оказалось, убить — саудовца, журналиста Джамала Хашогги в консульстве Саудовской Аравии в Стамбуле 2 октября 2018 года.

Ирония в том, что убийство Хашогги, возможно, даже в большей степени повлияло на то, что международное общественное и политическое мнение обернулось против крон-принца Саудовской Аравии.

Такого не наблюдалось даже в случае гибели 200 тыс. йеменцев, 12 тыс. которых погибли из-за прямого воздействия, а остальные из-за косвенного воздействия конфликта, а несколько миллионов перемещенных йеменцев вынуждены были переживать немыслимые страдания из-за действий саудовской коалиции.

Между тем 6 декабря в Швеции начались мирные переговоры между йеменскими группировками после призыва министра обороны США Джима Маттиса от 30 октября 2018 года к прекращению огня в войне и к началу мирных переговоров. Но настоящей движущей силой проведения переговоров стала усугубляющаяся слабость бин Салмана и Саудовской Аравии.

Предполагается, что ключевые союзники Саудовской Аравии (ОАЭ и Бахрейн) последуют примеру Эр-Рияда. Все это может сохранить преимущество Ирана в регионе, однако это преимущество, которое является результатом слабости Саудовской Аравии.

Вопрос: что дальше ждет Йемен? Саудовская Аравия вполне может оставить нетронутой значительную часть страны под руководством генерала аль-Хади, но у него мало поддержки среди населения. Возникнет ли на севере единое государство под контролем Заиди?

Серьезную обеспокоенность вызывает тот факт, что единство Саудовской Аравии все чаще ставится под сомнение.

Реальность такова: США сейчас находятся в неблагоприятном положении на Ближнем Востоке, что из-за геополитического положения они не могут потерять Саудовскую Аравию. Без королевства Америка теряет большую часть своих рычагов в регионе. Ее связи с Катаром, Бахрейном и Оманом не компенсируют потерю Саудовской Аравии. США не имеют связи с Израилем, у них более правильные отношения с Египтом. Вашингтон сжег все мосты в отношениях с Пакистаном, золотые дни дружбы с США разрушены президентом США Джимми Картером и пагубным влиянием его посла в Иране Салливаном.

Саудовская Аравия может справиться с упадком, заменив бин Салмана, но сам регион в настоящее время коренным образом изменился. Изменения напрямую связаны с провалами саудовцев.
Не слишком ли поздно планировать новое будущее? В любом случае, это будет совсем другое будущее, что бы ни случилось, и начать его надо с чистого листа и реального понимания истории.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*
Website