Политика

Трамп — это американский Берлускони?

Опубликовано: 21.11.2016, 20:33         Просмотров: 1 220

Среди мировых лидеров, поздравивших Дональда Трампа с его фееричной победой на выборах, был и политик, с которым миллиардера, магната в сфере недвижимости и звезду реалити-шоу сравнивают чаще всего — Сильвио Берлускони.

Журналистка издания The Guardian Стефани Киршгесснер, которая долгое время проживает в Риме, считает, что мало кто сможет понять американцев так, как итальянцы, которые «прошли» через Сильвио Берлускони.

Бывший итальянский премьер, миллиардер, медиа-магнат, которого обвиняют в связи с несовершеннолетней проституткой на одной из своих вечеринок, и который считается близким другом и соратником Путина, отмечает, что эти сравнения «очевидны» и что стиль правления Трампа будет отличаться «властностью».

И если Берлускони и Трамп – клоуны, настроенные резко против мигрантов, домогающиеся женщин и целенаправленно подрывающие основы свободной прессы – действительно из одного теста, мало кто так поймет испуг либеральных американцев, как итальянцы.

В течение многих лет хамское поведение Берлускони было настоящим подарком для его политических противников и журналистов, которые могли вволю пройтись по его имиджу. Однако, в конечном итоге, они проиграли, так и не сумев составить ему достойную конкуренцию.

«Противники Берлускони не смогли устоять и не поддаться соблазну травить его, что и привело их к ряду поражений. Потому что, когда он заявил «Запад главный», они ответили «Ах, как это неполиткорректно!» и назвали его белым империалистом. А его избиратели заявили: «Он прав», и он победил», — примерно так описал ситуацию автор исследования «Берлусонизм и Италия» Джованни Орсина.

Попытки противников Берлускони высмеять его привели к совершенно противоположному результату, равно как и попытка предупредить, что правление Берлускони ознаменует собой конец демократии.

«Самым верным способом, который так и не был применен, было понять, чего хотят его избиратели и направить свои усилия на них. Не высмеивать, не орать, кричать, визжать что-то вроде: «О, ужас! Это настоящие бедствие для всех нас!», а попытаться всерьез понять, чего хотят его избиратели и помешать ему именно в этом», — отметил Орсина.

Трамп вообще никогда не скрывал своего презрения к прессе. Во время своей кампании он и вовсе пообещал «пустить в действие законы о клевете», чтобы упростить процедуру подачи в суд на СМИ за ущерб, который они наносят. В частности, Трамп сделал акцент на New York Times, CNN и The Washington Post: «Если я стану президентом, у них будут проблемы».
Рост популярности Берлускони в Италии неразрывно связан с его контролем над СМИ. Влияние он стремился оказывать будучи не только на государственном посту, но и через собственные СМИ.

«Он предпочитал сам выбирать условия или даже журналистов для интервью», — отметил Джакопо Якобони, политический журналист La Stampa.

В том, что позже назвали «Болгарским указом», Берлускони в 2002 году обвинил журналистов государственного канала RAI в использовании «телевидения как преступного средства общения с аудиторией», отчасти из — за сообщения о якобы существующих связях Берлускони с организованными преступными группировками. Журналистов уволили, запретив в дальнейшем работать на RAI.

Берлускони был также обвинен в том, что совершенно сознательно снял несовершеннолетнюю проститутку во время одной из своих печально известных вечеринок, более того, его обвиняли в злоупотреблении своим служебным положением, когда он пытался скрыть это. Однако, постепенно само его существование стало синонимом повседневного унижения женщин – особенно, на телевидении – которые рассматривались как сексуальные объекты, не более того. Премьер-министр регулярно оскорблял их, отпуская в их адрес непристойные шуточки, даже находясь в общественных местах.

Для Берлускони женщины имеют первостепенное значение. Премьер-министр даже назначил своим министром бывшую модель, чтобы подчеркнуть якобы существующие равные возможности мужчин и женщин во власти.

Одержимость Трампа красивыми женщинами также отмечалась на протяжении всей его избирательной кампании, в том числе, не раз упоминался его знаменитый рейтинг женщин по шкале 1-10, и многочисленные обвинения в сексуальных домогательствах.

Однако, итальянские женщины молчать не стали, рассказала Эмма Бонино, бывший министр иностранных дел и феминистка, которая содействовала идее безопасных абортов и прав на развод в Италии в 1970-е годы.

«Отношение Берлускони вызвало своего рода бунт среди женского населения страны и некоторых групп по вопросу женских прав, которые отмалчивались на протяжении многих лет, даже по вопросам принципиально важным для женщин», — отметил Бонино.

У Берлускони также был заключен негласный договор с Римско-католической церковью, которая помогла ему удержать власть.

Итальянские епископы смотрели сквозь пальцы и предпочитали не критиковать то, что с большой натяжкой можно было назвать поведением истинного христианина. Берлускони отвечал им тем, что поддерживал законодательную деятельность, в том числе законы о запретах на однополые браки, о лечении бесплодия, отметил Массимо Фаджиоли, церковный историк в университете Вилланова.

Спустя пять лет после его ухода в Италии до сих пор не разрешено законом заключение однополых браков, геи и лесбиянки не имеют законных прав в отношении своих детей, супружеским парам трудно проходить процедуру ЭКО в лечении бесплодия, церковь решительно против суррогатного материнства.

Точно так же трижды женатый Трамп, который никогда не имел сколько-нибудь явных религиозных убеждений, получил поддержку четырех из пяти белых протестантов, в основном из-за того, что они были убеждены в том, что Трамп займет консервативную позицию, направленную резко против абортов. Не получив должного внимания, Трамп пообещал отменить запрет 1954 года, согласно которому организации, не выплачивающие налоги, такие как церковь, не имеют права участвовать в политической жизни. А это еще больше упрочит положение церкви в американской политике.

Он также утверждал, что он является предметом аудита со стороны налоговых органов США, а еще до своей победы на выборах угрожал подать в суд на женщин, которые обвиняли его в сексуальных домогательствах.

Берлускони столкнулся с аналогичными препятствиями со стороны судебной системы, в конечном итоге не имея полноценной возможности принимать законы. Прокуроры, которые пытались обвинить его в совершенных преступлениях, были высмеяны им и представлены как коммунисты, которых не пустили к власти. В общем, в итоге между судьями и прокурорами и премьер-министром установились довольно ядовитые отношения.

«Берлускони пытался использовать свою власть, чтобы защитить себя. Он использовал свое положение в качестве премьер-министра, чтобы отложить процессы. Был ряд юридических попыток ввести закон, согласно которому сохраняется неприкосновенность президента страны до тех пор, пока он занимает свою должность», — отметил Орсина.

Трамп занял Овальный кабинет после довольно спорной предвыборной кампании, в которой он высмеивал федеральных следователей в ФБР, однако, вскоре после этого он был замечен в сотрудничестве с главой ФБР, Джеймсом Ками, который сделал неожиданное заявление о продолжении расследования в отношении Хилари Клинтон за 11 дней до выборов. Трамп также стремится отсрочить судебный процесс в отношении мошенничества на одном из своих предприятий.

Как и в случае с Трампом, рост Берлускони был вызван его антимиграционными взглядами. В последние годы пребывания на посту, практический распад партии Берлускони Forza Italia заставили его прибегнуть к средствам – даже большим, чем он имел в своем распоряжении – чтобы сохранить свою коалицию. По сути он вынужден был сложить оружие с ксенофобской Северной лигой, которая призывала к изгнанию мигрантов. Примерно тоже самое может сейчас проявиться в работе президента США.

В то время как Дональд Трамп на этой неделе призвал к депортации 2-3 млн мигрантов-нелегалов, которые предположительно совершили преступления, он все же оставил дверь открытой для более поздней депортации, даже несмотря на то, что республиканец спикер Палаты Пол Райан отрицал интерес к «форсированию депортации». Разрыв между Трампом и Райаном может заставить Трампа искать союз среди еще более правых республиканцев по миграционной политике.

Положение меньшинств в итальянском обществе, в соответствии с заявлением сенатора и экспертом по правам человека Франческо Палермо, «серьезно пострадало», в значительной степени из-за ряда «чрезвычайных указов», в рамках которых предполагалось изгнание цыган из Италии. Средства для содержания традиционных меньшинств были сокращены, теперь они составляют 1/10 от того объема, который был в 2000 году.

Мигранты «оказались просто козлом отпущения, удобным для того, чтобы оправдать общий упадок общественного строя», отметил Палермо.

«Не думаю, что Трамп непосредственно займется вопросом меньшинств, иначе, они оказались бы в центре внимания. Однако, скорее всего, их ждет общее ухудшение положения, что станет следствием общественного настроя. Все это очень напоминает ситуацию в Италии Берлускони», — отметил Палермо.

Берлускони не сумел окончательно справиться с демократическими институтами, однако, ощутимый ущерб им нанес, отметил Гай Динмор, бывший корреспондент Financial Times.

«Он сделал все, чтобы укрепить старую систему, которую он принял в наследство. Это система где процветала коррупция, где население могло не платить налоги с подачи Берлускони. Италия была болотом… Он сделал все, чтобы еще больше вогнать ее в это состояние», — отметил Динмор.

«Он узаконил всякого рода нарушения правил, возвращаясь к своей телевизионной карьере в 1980-х годах. По большому счету он дал добро итальянцам на то, чтобы, образно выражаясь, грубо обращаться с Женщиной», — отметил журналист Якобони.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Комментарии (0)