Россия

Экономическая дилемма Путина

Опубликовано: 20.06.2018, 22:07         Просмотров: 1 209

Несмотря на введение санкций Западом и изменчивость цены на нефть, Россия в настоящее время находится в более прочном экономическом положении, чем большинство ее критиков когда-либо, могли предположить. Но, когда разумная финансовая система и принципы денежно-кредитной политики заложили основу для долгосрочного стабильного роста, правительство должно противостоять искушению краткосрочных рывков.

У России есть способ показать всемирные проблемы. Рассмотрим цель экономического процветания. Политические лидеры проявляют интерес к быстрому экономическому развитию и, тем не менее политика, необходимая для обеспечения устойчивого долгосрочного роста, может занять довольно много времени, чтобы начать приносить плоды. Политические и стратегические часы редко синхронизируются.

В 1990-х существовало много жарких споров о том, приоритетно ли контролировать инфляцию или лучше обратить вспять, резкое снижение объемов производства в экономике.

Но, к концу этого бурного десятилетия, всем стало ясно, что денежная и финансовая стабилизации являются предпосылками к возобновлению экономического роста.

Сегодня подобная напряженность появляется вновь. Во время, когда российская экономика сталкивается с серьезными проблемами, Владимир Путин, победив на выборах и выиграв еще один шестилетний срок, планирует достичь годовых темпов роста такого уровня, которые будут опережать средние показатели мировой экономики.

Критикам Путина, эта цель, несомненно, кажется причудливой. Но, в отличие от 1990-х, у сегодняшнего российского правительства уже есть макроэкономическая стабильность «в кармане».

Оказывается, что шаги, предпринятые в 90-е, заложили основу, на которой может возникнуть современная экономика, при условии правильного подхода.

России удалось достичь макроэкономической стабильности в последние годы. Более того, она сделала это, несмотря на всевозможные сложности: падение цен на нефть и введения западных санкций в ответ на действия России в Крыму и Восточной Украине.

В основном, Россия обязана своей экономической устойчивости, независимому Центральному банку и консервативной финансовой политике. В соответствии с денежно-политическим подходом, принятым в странах с развитой экономикой в 1970 г., Центральный банк России преследовал инфляцию, полагаясь на положительные реальные процентные ставки и свободно плавающий обменный курс.

При председательстве Эльвиры Набиуллиной, ЦБР поддерживал жесткую денежно-кредитную политику и определял годовые темпы инфляции ниже официальной цели в 4%. Следует отметить, что, когда ЦБР впервые установил цель в 4% несколько лет назад, многие участники финансового рынка отвергли эту идею, воспринимая ее как фантазию.

Тогда же, российское правительство осуществило не менее важную и в равной степени болезненную, финансовую корректировку. Несколько раз, до 2014 г. в России сохранялся годовой бюджетный дефицит, даже если цены на нефть превышали $100 за баррель.

Но, с тех пор правительство изменило такой подход на другой, который сохраняет долгосрочную цену на нефть, около $40 за баррель. В результате этого, теперь государственные финансы России находятся в более устойчивом положении, чем в прошлые годы.

Ужесточение методов в экономической политике в России, было обусловлено сдерживанием расходов, в совокупности с активизацией усилий по сокращению уклонения от уплаты налогов в «серой» экономике, например, путем введения акцизных сборов на водку, а не путем повышения налогов. Более того, бюджет возрос от дополнительных доходов, подучаемых от налога на нефть, поскольку цена за баррель увеличилась почти вдвое, до отметки в $40.

Этот доход был перечислен в фонд, под названием «дождливый день», в рамках обновленной версии антициклического финансового правила, впервые введенного, во время бума нефти в 2000-х, тогдашним министром финансов Алексеем Кудриным. После выборов в марте этого года, Путин назначил Кудрина председателем влиятельной Счетной палаты Российской Федерации — должность, которую Кудрин сможет использовать, чтобы оказывать реальное влияние в финансовую или экономическую сферы.

Теперь, с блестящими политическими нововведениями, правительство немного изменило финансовое правило Кудрина, чтобы ослабить соотношение между курсом рубля и ценой на нефть. То, что звучит, как сухая процессуальная корректировка, на самом деле очень важно, в целях освобождения экономики от чрезмерной зависимости от нефти и газа и для ускорения прогресса в области диверсификации экономики.

Перед изменением фискального правила, России постоянно угрожали тем, что экономисты называют «голландской болезнью», названной в честь произошедшего с Нидерландами в 1960-х, когда они нашли у себя природный газ. Если страна становится слишком зависимой от нефти или какого-либо другого ископаемого, ее валюта укрепится, когда глобальная цена этого ресурса возрастет, ведь это подрывает конкурентоспособность других сфер, подверженных международному соперничеству.

Реальный обменный курс России, будет оставаться более стабильным в условиях изменчивости цен на нефть, а другие отделы, в том числе сельское хозяйство, химическая промышленность, гражданская ядерная индустрия, аэрокосмическая промышленность, баллистика и оборонное снабжение станут более конкурентоспособными. Это, в свою очередь, должно поднять рост инвестиций, что является единственным способом устойчивого развития российской экономики в условиях минимальных резервных способностей, полной занятости и высокого участия рабочей силы.

Российский, якобы сильный, рынок труда отражает фундаментальную демографическую слабость, которая угрожает его потенциальному росту. Несмотря на то, что «основа» населения страны в целом стабилизировалось, в течение нынешнего десятилетия, население страны трудоспособного возраста сократилось более чем на 1% в год.

Макроэкономическая стабилизация в России заложила основу для реального роста ВВП с инфляцией в 1,5% в прошлом году, после двухлетнего спада и потрясений 2014 года. Однако, демографический упадок и низкий уровень инвестиций чуть более 20% ВВП означают, что экономика не может развиваться быстрее. Но, последние официальные прогнозы показывают, что в этом году рост несколько улучшился, но не превысил 2%, по сравнению с ростом мировой экономики на 3-4%.

Это возвращает нас к старой напряженности между экономическими стремлениями и реальностью. Выгоду макроэкономического благоразумия не стоит отрицать. Но и Путин не может игнорировать политическую актуальность ускорения темпов роста, учитывая существенное снижение уровня жизни, сложившееся в период рецессии после 2014 г. И несмотря на снижение, уровень бедности в России по-прежнему не вернулся к постсоветскому минимуму, зафиксированному в 2013 г.

В условиях напряженной политической и экономической ситуации, правительство всегда будет испытывать соблазн совершить безумный рывок к развитию. В случае России, это будет противоречить ее долгосрочной стратегии создания стабильных макроэкономических предпосылок для более высоких инвестиций и устойчивого роста; но это может перейти в более целесообразный курс.

Более того, при государственном долге, составляющем лишь 14% ВВП, у России есть «бюджетный запас», который вызывает зависть у более богатых стран. Этот факт, несомненно, усиливает призыв к ослаблению макроэкономической стабильности. Но российские политики должны учитывать возможные опасности, ожидающие их в этом направлении. Можно вспомнить последний советский период, когда последовательные попытки питаемого долгом стимула, под лозунгом «ускорение», не привели к стабильному росту и модернизации. И ведь правда, последний толчок при Михаиле Горбачеве ускорил только одно: развал Советского Союза.

16 июня 2018 года Ричард Н. Хаас не был настроен оптимистично, что Северная Корея будет освобождена от ядерного оружия, отчасти потому, что Дональд Трамп является слабым переговорщиком.

Налоговое развитие сегодня не будет таким эффективным, как тогда. Учитывая демографические и инвестиционные ограничения российской экономики, экспансионистская денежно-кредитная и финансовая политика приведут только к инфляции, повышению реального обменного курса и ухудшению внешних балансов. Классический эпизод бума кризиса был бы слишком предсказуемым.

Таким образом, единственный нормальный путь России к более высокому росту проходит по пути той же макроэкономической политики, которая обеспечила стабильность цен в последние годы. Безусловно, инвестиции сдерживаются высокими процентными ставками, почти в 5%. Но процентные ставки не упадут, если ЦБР не сможет продолжать отталкиваться от ожиданий высокой инфляции, которые охватили российское общество в прошлые периоды нестабильности цен.

Кроме того, опрометчивые меры не сделали ничего, чтобы смягчить последствия от западных санкций, в отношении способности к росту России.

Пока санкции создают неопределенность и подрывают доверие инвесторов, они также подталкивают Россию к правильному экономическому направлению. В частности, ограничивая доступ России к товарам и услугам из-за рубежа, санкции заставили страну участвовать в импортозамещении.

Одним из результатов этого является то, что Россия является крупнейшим в мире экспортером зерна. Другими словами, санкции заставляют российское правительство делать то, что они должны были делать все время: улучшать инвестиционный климат, укреплять производственные отрасли и более серьезно относиться к разностороннему развитию экономики.

В этом году, в г. Санкт-Петербурге на международном экономическом форуме, высокопоставленные представители Кремля дали понять, что они осознают важность поощрения предпринимательства и конкуренции за человеческий капитал.

Они пообещали упростить налоги для малого бизнеса, сохранить текущие финансовые правила и сохранять дополнительное заимствование правительства, ограниченным инвестициями в инфраструктуру в размере приблизительно 3% ВВП.

Между тем, все другие запланированные увеличения расходов, такие как здравоохранение и образование, будут финансироваться за счет структурных реформ для повышения эффективности и повышения дивидендных выплат от государственных предприятий.

Правительство и инвесторы во всем мире были обеспокоены признаками вероятных экономических перспектив России в течение следующих шести лет. В этом случае, им следует пристально следить за тем, придерживается ли Путин и его команда к заявленному курсу.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Комментарии (2)
  1. Рост экономики 1% в год это долгосрочный стабильный рост? Автор ты верно издеваешся?

  2. , Пусть будет кто хочет, но если полканА и ко с миллионами не посадят, я за Путина в 2018 голосовать не буду.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*
Website