Россия

Самый влиятельный олигарх в России: пришло время поговорить об Игоре Сечине

Опубликовано: 01.03.2018, 20:42         Просмотров: 52 675

Когда один из его политических оппонентов был доставлен в московский суд в декабре прошлого года, Игорь Сечин сидел в частном самолете своей компании, пробираясь сквозь облака в Центральную Америку.

Исполнительный директор российского нефтяного гиганта «Роснефть» имел все основания испытывать удовлетворение. К тому времени, когда его самолет коснулся Азорских островов для дозаправки, бывшему министру экономики Владимира Путина Алексею Улюкаеву, который был признан виновным в получении взятки от Сечина, был зачитан приговор: восемь лет строгого режима в исправительной колонии и штраф в $2,2 млн.

Уничтожение Улюкаева ознаменовало новый пик влияния Сечина. Все зависело от его слова — публичная демонстрация влияния кого-то, кого подвергнуть критике мог только Путин, самый могущественный человек страны.

Сечин, громоздкий, с пронзительным взглядом и тихим-тихим голосом — выдающийся олигарх России. Нефтяной магнат — воплощение группы всесильных бизнесменов, чье глубокое политическое влияние и контроль над национальными ресурсами страны зависит от их близости к президенту Путину. В обществе их воспринимают как кого-то, кто выше закона и подотчетен только Кремлю.

57-летний Сечин, которого боятся как бизнесмены, так и политики — первый среди равных в окружении президента, который начал с роли секретаря Путина, став в итоге главой одной из крупнейших в мире нефтяных компаний. Будучи генеральным директором «Роснефти», он контролирует энергетическую империю, которая в день добывает больше нефти, чем весь Ирак, и, таким образом, является хранителем самого ценного корпоративного актива Кремля.

Российская элита, привыкшая к стабильному, хотя и непростому перемирию между придворными Путина, была поражена падением и унижением Улюкаева таким публичным образом.

Позже в этом месяце в России пройдут президентские выборы. Итог судебного процесса в отношении Улюкаева предполагает разлом силовой структуры, выстроенной во время 18-летнего правления Путина в стране, авторитета, выстроенного на натравливании друг на друга соперничающих кланов и нейтрализации потенциальных противников, которые поднимались слишком быстро.

Президент собирается пойти на четвертый и потенциально последний срок на шесть лет. Не имея никаких признаков плана преемственности, его внимание сосредоточено на различных фракциях, борющихся за влияние. Ранее Сечин был наиболее эффективен, но его недавние маневры открыли перспективу битвы за добычу среди последователей президента.

В более широком смысле продолжающийся подъем Сечина открывает дверь внутренней борьбе за власть в путинской России и силам, которые могут повлиять на будущее страны.

После ареста Улюкаева 16 месяцев назад резко вырос объем критики, направленной на Сечина

«Его стиль поведения заключается в том, что лучшая форма защиты — это нападение. За прошедший год он подвергся нападениям много раз, поэтому он вышел из борьбы. Он всегда уделяет первоочередное внимание выполнению работы», — заявил один из тех, кто знает его в течение многих лет.

Становление

Родившийся в 1960 году в семье рабочего в Ленинграде, ныне Санкт-Петербург, Сечин страстно любил читать с раннего возраста. Окончил Ленинградский университет по специальности «экономика», изучил французский и португальский языки. Это привело к тому, что его отправили в Анголу и Мозамбик в 1980-е годы — африканские границы Холодной войны — в качестве военного переводчика. По словам дипломатов, именно после этого он начал работать с КГБ.

Когда в 1994 году Путин, бывший офицер КГБ и его коллега из Санкт-Петербурга, стал заместителем мэра своего родного города, Сечин стал его секретарем, зарекомендовав себя в качестве сотрудника, который тщательно контролировал доступ посетителей, делая подробные записи для каждого посетителя. Затем он последовал за Путиным в Кремль, когда Путин сменил Бориса Ельцина. Сечин был назначен заместителем главы администрации, став доверенным лицом, в его обязанности входил контроль за службами безопасности и энергетическими вопросами.

В 2008 году Путин занял пост премьер-министра на ближайшие 4 года, Сечин стал заместителем премьер-министра, контролируя энергетическую политику, что позволило ему формализовать свою позицию в качестве окончательного арбитра российских нефтегазовых активов. Затем, после того как Путин вернулся на пост президента в 2012 году, Сечин получил прямой контроль над «Роснефтью» в качестве главы исполнительной власти. Его, одного из приближенных Путина, коснулись санкции США после присоединения Россией к 2014 году Крыма. Сегодня он должен 0,127% акций компании, на сумму около $83 млн, а в 2015 году ему было выплачено около $11 млн.

Первые олигархи России получили контроль над бывшими советскими активами в заведомо мутной приватизации «наличных денег» в 1990-х годах, поскольку страна шагнула в демократию и капитализм. Но правление Путина Россией было определено новой прослойкой людей, чье богатство и власть зависят от их верности президенту, что зачастую основывается на общем опыте в органах службы безопасности или в родном городе Путина в Санкт-Петербурге. Немногие продержались рядом с ним также долго как Сечин.

Так долго де-факто заместитель президента заставлял политических аналитиков делать выводы, что их зависимость друг от друга взаимна, и что любое нападение одного на другого будет одинаково вредным для обоих.

Сечин также является самым выдающимся из всех известных силовиков из прослойки бывших и нынешних сотрудников служб безопасности России в Кремле и вокруг него, чья вера в сильный государственный контроль над экономикой и авторитарные принципы руководства сформировала новейшую историю страны и помогла подорвать усилия соперничающей прослойки прогрессистов, в том числе Улюкаева, Кудрина и премьер-министра Дмитрия Медведева.

Недавняя череда побед Сечина заставила многих предположить, что консервативная, националистическая фракция силовиков прочно завоевывает позиции на фоне приближения очередного срока Путина. Лишение свободы Улюкаева рассматривается как предупреждение либеральному крылу, которое стремится поощрять президента к развитию частного бизнеса, сокращению государственного вмешательства в экономику и улучшению отношений с Западом.

Чтобы войти в круг Сечина, нужно не сомневаться, что это человек, который не только культивирует власть, но и знает, как ее использовать. Прошлым летом FT сделал редкое интервью с генеральным директором «Роснефти» на мероприятии в Санкт-Петербурге. Когда помощники и сотрудники службы безопасности нервно суетились, посетителям было предложено стоять и ждать в знак уважения, пока тяжелые двери от потолка до пола, похожие на те, что были в президентском дворце, не распахнулись к его прибытию.

Мы встретились за два месяца до начала процесса Улюкаева, в рамках отдельного судебного разбирательства Сечин боролся против некоего частного предпринимателя. Тем не менее, он был в спокойном, беззаботном настроении. Позже в тот же вечер он устроит роскошную корпоративную вечеринку и присоединится к Хулио Иглесиаса на сцене.

Даже его критики отдают должное Сечину, присваивая ему заслугу в перестройке «Роснефти», которая, будучи «больным» нефтяной промышленности России превратилась в ее бесспорного лидера. Но его рост часто достигался за счет других. Бывший посол США в Москве назвал его «серым кардиналом» Кремля, который стремился сломить власть олигархов, конфисковать и объединить их активы в государственных компаниях под контролем силовиков и ограничить влияние Запада».

В своем интервью FT Сечин стремился изобразить себя учеником рыночной экономики, несмотря на то, что он отстаивал государственный контроль и общественную собственность. Он отклонил предположения о том, что он применял силу и всевозможные уловки для поглощения конкурирующих предприятий.

Те, кто вошел в его растущий список побежденных врагов, возможно, не согласятся. В 2003 году Михаилу Ходорковскому, тогда частному владельцу крупнейшей российской нефтяной компании «ЮКОС», было предъявлено обвинение в уклонении от уплаты налогов. Ходорковский обвинил Сечина в организации его падения. Сечин, который отрицал свою причастность, тем не менее, был его самым большим бенефициаром — в 2004 году он стал председателем «Роснефти», который унаследовал большинство активов ЮКОСа.

Затем в 2014 году проводилось расследование, и был арестован частный владелец региональной нефтяной компании «Башнефть» Владимир Евтушенков, его компания была экспроприирована государством. Два года спустя, в спорном процессе приватизации проводится расследование в отношении Улюкаева, Роснефть приобрела Башнефть.
Через месяц был арестован Улюкаев. Затем «Роснефть» подала на Евтушенкова в суд, обвинив его в том, что он купил контрольный пакет акций «Башнефти» по низким ценам до того как была проведена национализация. Судья вынес решение в пользу «Роснефти», что привело к внесудебному урегулированию дела, когда магнат дал компании Сечина $1,7 млрд за активы, которые он уже был вынужден передать бесплатно.

Сечин заявил FT, что «нет ничего личного» в его юридической битве с Евтушенковым и поглощением «Башнефти», что дало «Роснефти» долю в 40% в добыче нефти в России: «Я не могу не защищать своих акционеров. И я поступил правильно. Я пошел в суд». «Роснефть» говорит, что все активы были приобретены по рыночной цене.

Но такой агрессивный подход сделал Сечина громоотводом за критику среди московского инвестиционного сообщества. Они обеспокоены тем, что российские государственные гиганты, принадлежащие государству, по-прежнему доминируют в основных отраслях промышленности. Это является фактором риска для иностранных инвесторов в экономику в размере $1,3 трлн.

Сегодня на долю Роснефти приходится 6% мировой добычи сырой нефти. Стоившая около $65 млрд., она заплатила более 3 трлн рублей ($53 млрд) в государственную казну в 2016 году. Большая часть работы проводится за пределами России.

Международные амбиции Сечина за последний год сделали его мощным рычагом внешней политики России, озадачив аналитиков относительно того, строит ли он личную империю или работает в качестве псевдокорпоративного теневого министра иностранных дел.
Сечин провел выходные, после того как Улюкаеву вынесли приговор, в Центральной Америке, подписывая соглашения о сотрудничестве с Кубой и Венесуэлой, продвигая интересы «Роснефти» в регионе.

Под его руководством «Роснефть» бросила Венесуэле финансовый спасательный круг в размере $6 млрд, что может попасть под пагубные санкции США и предоставила $3,5 млрд Курдистану, автономному району Ирака. В прошлом году Сечин также возглавил консорциум для покупки индийской Essar Oil за $12,9 млрд и организовал сделку по продаже 14% акций «Роснефти» китайской компании CEFC China Energy. Кроме того, у компании есть проекты в Египте, Вьетнаме и Бразилии.

«Сейчас он крутит сразу несколько тарелочек», — заявил один из руководителей внешнеполитического ведомства в Москве, на фоне предположений о том, что многие из этих предприятий не несут никакого иного смысла, кроме как быть средством продвижения более широких внешнеполитических целей России.

Похоже, что такие предприятия имеют поддержку Кремля, который долгое время использовал огромные ресурсы России в качестве геополитического инструмента. Китайская сделка обеспечила Сечину повсеместное одобрение, начиная от администрации, стремящейся наладить более тесные связи с Пекином, и с трудом продемонстрировать, что санкции не ухудшили способность страны привлекать инвестиции.

Сечин считает Рекса Тиллерсона, госсекретаря Дональда Трампа, близким другом, после того как эти двое – еще в то время, когда Тиллерсон был гендиректором Exxon Mobil — заключили соглашение 2012 года, которое повлекло за собой инвестиции Exxon и «Роснефти» на сумму $500 млрд. Когда санкции, введенные в отношении Сечина и «Роснефти», поставили под угрозу эту сделку и запретили ему посещать США, ответ России заключался в стенаниях на тему того, что он больше не сможет «гонять по дорогам США на мотоциклах с Тиллерсоном».

Должностные лица «Роснефти» хвастаются своими голубыми фишками международных акционеров, включая BP, Glencore и суверенный фонд благосостояния Катара. Но на 50,1% она принадлежит Кремлю, и Сечин непреклонен в том, что государственные гиганты имеют право доминировать в этой отрасли.

«Нас продолжают убеждать, что частные компании работают более эффективно. И я совершенно не согласен с этим. Эффективность? Каким образом? Набить свои карманы или работать на благо общества? В прошлом, когда ключевые отрасли российской промышленности были приватизированы, идеология, философия этого была иной: поиск эффективных владельцев. Такой проблемы больше нет», — отметил Сечин.

Поскольку в 2013 году Роснефть заплатила $55 млрд., чтобы взять под контроль ТНК-ВР, тогда одну из крупнейших частных нефтяных компаний России, Сечин преследовал стратегию размера любой ценой, контролируя объем приобретений на $22 млрд., которые раздули производительность, а также и уровень долга. В конце сентября 2017 года его текущие активы составляли всего 52% от его текущих обязательств, по сравнению с 117% в год ранее (и по сравнению с 125% в ВР и 118% в Shell).

Этот леверидж и большая роль Сечина в принятии решений оставались в центре необычно критического отчета, опубликованного осенью прошлого года крупнейшим российским государственным кредитором Сбербанком. Одна часть отчета была озаглавлена «Роснефть: нам нужно поговорить об Игоре».

«Нейтральная позиция «Роснефти» заставляет предполагать, что «Роснефть» сократит расходы, остановит приобретения, прекратит поддержку Венесуэлы, приведет в порядок отчет о прибылях и убытках, создаст массу денежных потоков и использует это для сокращения уровня долга и вознаграждения акционеров. Однако гендиректор, который в одностороннем порядке устанавливает стратегию развития «Роснефти», не видит необходимости менять свой путь. Такое одностороннее принятие решений является уникальным», — говорится в англоязычной версии отчета, которую подготовил лондонский аналитик в банке.

Представитель «Роснефти» заявил FT, что отчет был «не более чем непрофессиональным трюком одного некомпетентного аналитика» и что «стиль и правила управления в «Роснефти» практически не отличаются от того, что практикуется в таких компаниях, как ExxonMobil, BP, Statoil и других».

Однако коллеги подтверждают мнение аналитиков о трудоголике менеджере, который поднимается в 5 утра и единолично руководит принятием почти всех решений, какими бы ничтожными они ни были.

Будучи крайне нетерпимым к провалам и неудачам, в свои редкие дни отдыха Сечин расслабляется на охоте.

«Не всегда легко работать с Сечиным, потому что он очень много работает и ожидает, что все вокруг него будут работать так же напряженно. Когда он принимает решение, он следует ему до конца», — отметил Некипелов.

Некоторые бывшие и нынешние сотрудники «Роснефти» описывают жесткую бюрократичную структуру, атмосфера в которой граничит с культом личности. В компании Сечина насчитывается более 296 тыс. сотрудников — крупнейший корпоративный персонал в России.

Философия страха

«Философия страха пронизывает все слои компании. Если вам действительно что-то срочно понадобится, достаточно сказать, что это приказ непосредственно самого Сечина. Конечно, не стоит часто применять подобную тактику, но она всегда срабатывала», — отметил один из бывших сотрудников.

Как и Путин, Сечин рьяно защищает свою личную жизнь. При разводе с первой женой в 2011 году он подал в суд на местную газету за рассказ о предполагаемом использовании роскошной яхты второй женой. Также были судебные иски против СМИ, в которых размещалась информация об объеме его заработной платы или размерах эксклюзивного московского особняка. На пресс-конференциях предполагается участие на его условиях, с журналистами, заранее проверенными официальными лицами «Роснефти», которым выдают список заранее подготовленных вопросов.

В своем последнем выступлении в суде в декабре Улюкаев процитировал Сократа, Фиделя Кастро и привел в пример показательные процессы Сталина, заявив, что стал заложником ситуации, намекая на своего отсутствующего обвинителя. Сечин проигнорировал четыре вызова суда, чтобы выступить в качестве свидетеля.

В ноябре 2016 года Сечин пригласил Улюкаева в свой офис на берегу Москвы-реки для ночной встречи. Там была проведена сложная спецоперация операция по укусу, в которой на Сечина было надето прослушивающее устройство, а офицеры ФСБ ждали снаружи.

Министру были преподнесены подарки от Сечина — сумка с $2 млн наличными: сумма, которую Улюкаев ранее называл ценой снижения его сопротивления приобретению «Башнефти». Когда Улюкаев вышел, его быстро задержали офицеры, поместили под домашний арест.

«Все материалы, собранные в деле, доказывают, что я не совершал никаких преступлений. Я жертва чудовищной и жестокой провокации. Здесь потерпевшая сторона сначала превращается в свидетеля, а затем теряет этот статус. Он исчез, в воздухе лишь витает запах серы. Лжесвидетель. Провокаторы потратили много сил и денег, чтобы оклеветать невиновного человека, загнать его в ловушку, провести репрессии. Давным-давно было сказано: «По ком звонит колокол». Теперь я хочу сказать, что этот колокол может прозвенеть для каждого из вас. Теперь это очень легко. Мешок, корзина, плохо снятое видео — и все готово. Открыть ящик Пандоры легко, закрыть – сложно», — отметил он.

В ходе битвы за «Башнефть», по Москве поползли слухи в отношении того, какого мнении Путин относительно этого дела. Неужели Сечин зашел настолько далеко на этот раз? Или он пользовался скрытым благословением президента за общественное осуждение одного из его министров и финансовый крах частного предпринимателя? В сентябре президент нарушил свое молчание, заявив, что считает, что «мировое соглашение» после битв в суде между Сечиным и Евтушенковым будет выгодно для российской экономики. Это предположение первоначально было проигнорировано.

Затем, на своей ежегодной пресс-конференции в декабре, Путин отметил: «Сечину следовало явиться в суд. В любом случае, в чем проблема?». Однако, если Сечин и почувствовал себя униженным, то не показал этого. В судебном процессе он выиграл, даже не дав свидетельских показаний.

Спустя три дня после того как был вынесен приговор Улюкаеву и только прилетев со встреч с кубинскими и венесуэльскими лидерами Раулем Кастро и Николасом Мадуро, Сечин провел пресс-конференцию на черноморском курорте Сочи. После короткой речи о будущих инвестиционных планах «Роснефти» он быстро встал.

«Простите, простите меня. Я должен работать», — заявил он, улыбаясь, дюжине репортеров, которые вылетели из Москвы.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*
Website