Сохранить

Война «глубинного правительства» против Трампа перешла в горячую фазу

Опубликовано: 13.09.2018, 11:17         Просмотров: 516

Мы живем в мире психологических операций. И Глубокая глотка в Вашингтоне несет в себе все признаки этого жанра. «Страх: Трамп в Белом доме» — этот материал Боба Вудворда, редактора Washington Post, вышел в 17-ю годовщину теракта 11 сентября.

Это, в свою очередь, отвлекло внимание от того факта, что первая, выдуманная Бушем эпоха глобальной войны с терроризмом, переросла во всеамериканский бунт, пользующийся поддержкой «умеренных повстанцев» аль-Каиды в Сирии.

Глубокая глотка появилась из ниоткуда в форме анонимной статьи Op-Ed в New York Times, которая проливала свет на трамповский хаос в Белом доме.

The Washington Post является собственностью миллиардера Джеффа Безоса, и он постоянно придерживается курса столкновений с президентом Дональдом Трампом. И, тем не менее, сейчас Post может кипеть, потому что Глубокая глотка помогла конкуренции. Добавляя масла в огонь, Times решила выпустить бомбовую статьи Op-Ed на следующий день после стратегической «утечки» материалов книги Вудворда.

Глубокая Глотка (Deep Throat) — псевдоним Марка Фелта (англ. Mark Felt), заместителя директора ФБР, выбранный для него как для информатора прессы по делу «Уотергейта». Инкогнито осведомителя было раскрыто только в 2005 году.

Псевдоним «Глубокая глотка» как для осведомителя предложил Фелту выпускающий редактор газеты Washington Post Говард Симонс. Данный псевдоним, надо сказать, довольно оскорбительный, был выбран в качестве аллюзии на популярный в поп-культуре 70-х одноименный порнофильм.

Фелт работал в нескольких периферийных отделениях ФБР до перевода в штаб-квартиру агентства в Вашингтоне. Во время начала расследования Уотергейтского скандала в 1972 году он был заместителем директора ФБР. В 1973 году Фелт вышел в отставку. В эти годы анонимный источник, известный как «Глубокая глотка», передавал репортерам компрометирующие материалы на Ричарда Никсона и его помощников, которые в итоге привели к отставке президента. В течение тридцати лет Фелт отрицал свою причастность к одному из самых громких политических скандалов XX века. Однако в 2005 году он сам заявил о своей роли в Уотергейте.

Wiki

Суть в том, что возможная связь отсылает к простой предпосылке — восхвалении роли небольшого «сопротивления» или хороших парней. Они призваны защищать «наши ценности» и «наши институты» от опасно хаотичного Трампа.

Здесь нельзя не напомнить об историческом прецеденте «сопротивления» 1970-х годов — в Белом доме Никсона, когда в прессу просочились сведения, что Никсон вышел из-под контроля и находился под влиянием настоящих американских патриотов.

Нынешняя война Глубокой глотки больше похожа на случай, когда фракция глубинного государства решила отомстить Трампу посредством СМИ. Книга Вудворда и «Сопротивление» Op-Ed — все больше напоминают сложную психологическую операцию — прелюдию к основательному перевороту Глубинного государства.

В основе «Сопротивления» стоит Россия. Трамп хочет улучшить отношения с Россией, чтобы попытаться отделить Москву от стратегического партнерства с Пекином.

Практически все окружение президента, не говоря уже о большинстве фракций Глубинного государства против этого.

Это возвращает нас к «безжалостному» Op-Ed, согласно администрации Трампа, «старшим должностным лицом», согласно Times. Он утверждал, что Трамп всегда был против попыток противостоять пресловутой российской агрессии, прежде чем наконец согласился.

Теперь сравните это с позицией республиканцев на Капитолийском холме, которые заставили Белый дом ввести еще более сильные санкции против России. Тем не менее, они не называют себя «сопротивлением».

Некоего анонимного «воина сопротивления» просто необходимо ввести в контекст с основным намерением Трампа совместить диалог «Искусство заключения сделки» с Северной Кореей и Россией.

Это видно на примере основных СМИ, «предпочитающих автократов и диктаторов», таких как президент России Владимир Путин и лидер Северной Кореи Ким Чен Ын «союзникам, единомышленникам» Америки.

Негласные правила в Вашингтоне предполагают, что расследование должно проходить только в двух формах. Либо это утечка информации, как у Марка Фелта – Глубокой глотки – в Post, либо утечка официальных документов, как в случае с Даниэлем Эллсбергом.

Утечка цифровой информации, как в случае с Эдвардом Сноуденом, или получение цифровых файлов от инсайдеров, как в случае с Джулианом Ассанжем и WikiLeaks, строго запрещена.

У «Сопротивления» нет документов. Вместо этого воин «Сопротивления» пытается доказать, что шоу руководит не Трамп, поскольку настоящие герои — это анонимные фигуры, которых можно назвать «патриотами», согласно Times, или высмеивать как «предателей».

Между тем, нет никаких дебатов о страшных последствиях снятия нынешнего президента, о чем упоминает «воин сопротивления», потому что он не хочет, чтобы американо-российская конфронтация переродилась в ядерную войну.

Трудно избавиться от президента, когда он говорит: «Я осушаю болото, а болото пытается сопротивляться».

Закат Золотого века журналистики

Теперь сравните всех этих тварей в этом новом болоте с болотом прежних лет, мастерски изображенных Сеймуром «Си» Хершем в своей последней книге «Репортер».

Живая легенда Си описывает себя как «последнего из могикан Золотого века журналистики». Похоже, он восхищается тем, что он всего лишь парень со Среднего Запада, который «начал свою карьеру как копирайтер для небольшого информационного агентства, которое писало о преступлениях, пожарах и судебных процессах».

Спустя 11 лет он был «внештатным репортером в Вашингтоне, работающим в небольшом информационном агентстве», способном «ткнуть пальцами в глаз нынешнего президента», рассказывающего об «ужасной американской резне и получающим за это приличное вознаграждение».

Ему можно приписать заслугу в восстановлении истинного значения слова «сопротивление», после того как он зафиксировал историю неудавшейся войны.

Си чем-то похож на чикагского уличного бойца, превращающего цитаты в мириады ударов. И все это наложенное на яркую историю.

В материале «Я сделал это, мой путь» он отсылает нас в Золотому веку журналистики, попутно рассказывая потрясающий триллер о том как обнародовал данные о резне в Мэй Лэе.

Но даже после всех призов и наград за один из величайших материалов XX века, он понимал, что «ему все еще необходима работа в газетах». И она у него была — сначала в издании «The New Yorker», а затем в The New York Times.

Си рассказывал о волнении перед первой поездкой в качестве иностранного корреспондента, вынужденного перейти к работе в установленные сроки. Он уехал в Северный Вьетнам, «где меня должен был встретить северо-вьетнамский чиновник и посадить на один из нерегулярных рейсов из Лаоса в Ханой».

После того как его нанял Times в качестве штатного колумниста, его карьера «началась с грома — на мирных переговорах в Париже».

Позже Си написал серию рассказов о героиновых крысиных тропах ЦРУ, которые являются неотъемлемой частью секретных операций агентства в Юго-Восточной Азии. Впервые об этих тропах было рассказано в книге Альфреда Маккоя, тогда аспиранта Йельского университета, а теперь профессора истории в Университете Висконсина.

В итоге к Си наведалось ЦРУ. И неважно, что он цитировал «бывшего офицера ЦРУ с многолетним опытом работы во Вьетнаме, заявив, что работа Маккоя была «на 90% самым ценным вкладом, о котором можно подумать».

Для ЦРУ Си вышел из-под контроля.

Какую роль в Глубинном правительстве играет Киссинджер?

Интересно знать, что он «держался подальше от истории Уотергейт», хотя играл в теннис с Вудвордом, поскольку Уотергейт начался со скандала, а закончился импичментом.

Одна из причин заключалась в том, что Post полностью полагался на единственный источник — Глубокую глотку, в то время как Си был Мухаммедом Али в журналистике, превращающим цитаты в словесные удары.

Еще более тревожным является то, что редакционных тяжеловесов Times Киссинджер убедил в том, что Post совершил большую ошибку.

Си больше интересовался «секретным миром Вашингтона» — кодом для махинаций Глубинного государства. Но затем в одном из своих сообщений он наконец получил сообщение, когда старшие редакторы посоветовали ему «обсудить это с Генри Киссинджером». Си ответил: «Обсудить это с Генри и Диком [Хелмсом]? Они и создали весь этот идиотизм и преступность, о которых я так отчаянно хотел рассказать».

А уровень преступности оказался крайне глубоким. Он включал тайную бомбардировку Камбоджи и секретные операции ЦРУ по уничтожению правительства Сальвадора Альенде в Чили.

Си разоблачил и секретные переговоры Киссинджера в начале 1971 года в Исламабаде с президентом Пакистана Яхья Ханом, тогда единственным посредником, который мог организовать визит Никсона в Китай в начале 1972 года. Армия Хана уничтожила целых 3 млн человек, чтобы подавить отделение Восточного Пакистана (ныне Бангладеш). Тем не менее, должен был сохранять молчание, чтобы защитить своего дорогого посланника Мао.

«Цена власти» Си, опубликованная в 1983 году, представляла реконструкцию в мельчайших деталях четырех лет американской внешней политики. Киссинджер отреагировал коротко: «Я не читал эту книгу», добавив: «то, что вы читаете — это грязная ложь».

О чем пишет Чейни?

Если Вудворд на протяжении многих лет оставался главным агиографом Вашингтона и придворным стенографом, Си продолжал вскрывать крупные истории, еще более разрушительные, чем пытки в тюрьме Абу-Грейб в Ираке в 2004 году. Си мучительно признает, что история об Абу-Грейб не изменила ход войны в Ираке, так же, как история Мэй Лэй не привела к окончанию войны во Вьетнаме или не остановила ее жестокость.

То же самое относится к реальным событиям, которые произошли при убийстве администрацией Обамы Усамы бен Ладена в 2011 году. Си не мог опубликовать эту историю в США. Он опубликовал ее в 2015 году в британском журнале литературной критики и эссеистики London Review of Books.

В отличие от Вудворда, Си прекрасно понимает проблему, созданную «сотнями интервью… без единого упоминания конкретного имени»: «книга, полная секретов», чьи игроки «вовлечены в разведку и военные сообщества, создавала высокий риск судебных разбирательств».

Поэтому он вернулся к истории бен Ладена, где показал как администрация Обамы предала пакистанскую разведку.

Это заставит последнего представителя Золотого века журналистики написать окончательный отчет о режиме Чейни, который превратил весь пресс-корпус Белого дома до марионеток. Этот шаг и стал реальным отражением того, чем в действительности является страх.

А в это время в параллельном мире, в мире Нео из «Матрицы», увольняют «неудобных» президентов. Таким путем, скоро придет черед и самого Трампа. К большому огорчению «сопротивления» Кевин Спейси может вернуть свою прежнюю работу.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*
Website