Валюты

США не хватает долларов: почему ФРС заставляет «бакс» дорожать

Опубликовано: 27.06.2018, 11:05         Просмотров: 6 175

Основатель и директор департамента инвестиций американской компании Forest for the Trees (FFTT) Люк Громен является одним из самых живучих долларовых «медведей» с Уолл-стрит, что довольно показательно, учитывая весенний рост доллара, вызванный сжатием коротких позиций.

Недавнее укрепление доллара — признак того, что эпоха «медведей» на американском рынке ценных бумаг подошла к концу.

Говоря о второй половине 2018 года, Громен сообщил, что его компания «сменила тактику» по краткосрочным валютным позициям из-за опасений начала «двухчастной торговли» в течение следующего года.

В основе долларовой стратегии Громена лежит представление о том, что увеличение бюджетного дефицита США стало главной проблемой для трейдеров на иностранной фондовой бирже. Проблема заключается в том, что Федеральная резервная система сталкивается с ограничениями того, что Громен называет «неразрешимой трилеммой» развитых стран.

Как поясняет Громен, в четвертом квартале 2016 года, когда процентах дефицита от ВВП становился всё больше и больше, США пришлось бороться с местной версией «неразрешимой трилеммы»: суть была в том, что Федрезерв может одномоментно выдержать только две из последующих трех тенденций. В феврале доходность по 10-летним облигациям выросла по мере того, как распродавались ценные бумаги США, что, по мнению Громена, напугало ФРС.

«Вступая в 2018 год, мы полагали, что будем наблюдать всё то же самое, что происходило в 2017 году – то, что мы только что описали, используя терминологию растущего дефицита. В 2017 году в США наблюдалось падение доллара, повышение цен на акции и рост краткосрочных ставок. К началу 2018 года нам казалось, что расклад «неразрешимой триллемы» в США продолжится.

Так продолжалось до тех пор, пока длинный конец кривой доходности трежерис не попал под распродажу на рынке в феврале. Мы считаем, что именно событие так напугало ФРС. Это привлекло наше внимание. Именно тогда мы начали менять свою краткосрочную тактику в отношении доллара.

Все три составные трилеммы пришлись на то время, когда за короткое время индекс S & P 500 упал на 10%. На графиках он выделен синим цветом, а 10-летние доходности Казначейства — красным. В 2010 году акции упали, 10-летняя доходность снизилась. В 2015 году акции упали на 10%, 10-летняя доходность также снизилась. В 2018 году уже совершенно другая модель: акции упали на 10% , но 10-летняя доходность все же выросла. Длинная облигация попала под очень быструю распродажу акций в США. Для нас это был важный момент»

В истории США было семь эпизодов, когда дефицит увеличивался в процентном выражении от ВВП. Шесть раз из семи это сопровождалось падением, продолжавшимся в течение 12-14 месяцев. Единственный раз спада не случилось в середине 80-х, когда доллар значительно обесценился после принятия Соглашения Плаза.

Причина, утверждает Громен, заключается в том, что центральные банки теряют веру в доллар США, в то время как дефицит увеличивается и долг растёт (в конце концов, центральные банки должны быть «самыми умными», ведь так?).

Одно из событий, указывающих на то, что центробанки отказываются от доллара США, произошло во второй половине 2016 года, когда впервые за 70 лет были зафиксированы сокращения внешних валютных резервов.

Все это так напугало ФРС, что в попытке защитить доллар были немедленно повышены процентные ставки. Возникает вопрос: пойдёт ли Федрезерв на то, что Громен называет «отстрелом заложников»?

Иными словами, будет ли ФРС продолжать повышать процентные ставки для привлечения иностранных инвесторов и внутренних фондов, чтобы компенсировать нехватку доллара США? Зайдёт ли ФРС так же далеко, как её бывший председатель Пол Волкер в 1980-х годах?

Громен указывает, что реформы денежного рынка побудили владельцев активов вкладываться в госдолг, чтобы таким образом помочь частному сектору заменить центральные банки. 


«Нам показалось это по-настоящему любопытным … расклад, при котором дефицит США финансируется частным сектором, а не глобальными центральными банками, начинает получать распространение … покупка трежерис частным сектором США была спровоцирована реформами фондового рынка, а также последней налоговой реформой»


Все это помогло стимулировать финансирование американского дефицита частным сектором США. Все шло хорошо, пока в 2009 года не обнаружилось, что дефицит США растёт в процентном выражении от ВВП. Как мы уже сказали, для нас это был переломный момент. В ретроспективе дефицит увеличивался в процентном отношении к ВВП всего семь раз.

Шесть раз из семи это заканчивалось спадом, продолжавшимся 12-14 месяцев. Единственный раз спада не случилось в середине 80-х, когда доллар сильно обесценился после принятия Соглашения Плаза.


«Так что когда мы вновь стали свидетелями подобного в прошлом году, а также в 4 квартале 2016 года, многие люди ждали укрепления доллара. Мы понимали, что, если только доллар не обесценится, экономика США заметно ослабнет. И это будет иметь довольно негативные последствия для системы в целом»


Это возвращает нас к вопросу, который мы обсуждался в этом году: будет ли Федеральная резервная система и другие центральные банки продолжать повышать ставки, несмотря на опасность сокращения числа американских потребителей, организаций-заемщиков и дебиторов развивающихся рынков?

Решится ли ФРС на «отстрел заложников» или, осознавая опасность повышения процентных ставок для системы, сделает шаг назад и рассмотрит метод количественного смягчения?

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*
Website