Валюты

Тирания американского доллара: конец близко?

Опубликовано: 08.10.2018, 14:02         Просмотров: 2 842

Американская валюта сохраняла статус международной валюты на протяжении десятилетий. Пришло ли время для смены режима?

В основе мировых финансов лежит парадокс. В течение десятилетий доля США в мировой экономике падала, теперь президент Трамп уходит от традиционной роли американского руководителя, который является лидером Свободного мира. Но доллар США по-прежнему остается всемогущим.

По последним данным ЕЦБ, две трети международных резервов и две трети международного долга хранятся в долларах. Мир продает и покупает нефть и золото за доллары, а не за евро или иены.

Однако сейчас политические лидеры, которые когда-то признавали гегемонию доллара, отступают. Жан-Клод Юнкер, президент Еврокомиссии, заявил в сентябре, что это «абсурдно», когда европейские компании покупают европейские самолеты в американской валюте, а не в своих валютах.

В марте Китай поставил под сомнение господство доллара на мировых энергетических рынках, предложив использовать фьючерсные контракты на нефть в юанях. В этом году Россия сократила долларовые резервы, заявив, что доллар становится «рискованным инструментом в международных расчетах». В августе министр финансов Франции Брюно Ле Мэр заявил журналистам, что стремится к полной независимости финансовых инструментов от США.

Сколько это будет в долларах?

Доля каждой валюты в международной денежной системе по состоянию на четвертый квартал 2017 года

И это нарушение позиции доллара нельзя считать хорошей новостью для США. Лидирующая позиция доллара в мировых финансах является «непомерной привилегией», как сказал Валери Жискар д’Эстен, министр финансов Франции в 1965 году.

Если доллар потеряет статус центральной валюты, США будут в более уязвимом положении, утратив доверие инвесторов. ФРС придется делать то, что делают другие страны во время паники инвесторов: поднимать процентные ставки до критических уровней, чтобы не допустить оттока спекулятивных денег.

Падение влияния доллара можно считать симптомом изоляционизма США. «При гипотетическом сценарии, при котором США сойдут с мировой арены, падение статуса доллара может привести к тому, что средние процентные ставки в США вырастут на 0,8 п.п.», согласно декабрьской статье Барри Эйхенгрина из Калифорнийского университета в Беркли и двух исследователей от ЕЦБ.

Хотя на серьезное снижение статуса доллара уйдут годы, США не могут считать свое превосходство чем-то само собой разумеющимся, считает Эйхенгрин: «Быть действующей международной валютой, значит, несомненно, пользоваться преимуществами, но это не единственное, что имеет значение».

Самый непосредственный риск для доллара заключается в том, что США преувеличивают свое влияние в том, что касается введения финансовых санкций, особенно против Ирана и стран, ведущих бизнес с Ираном. В мае администрация Трампа вышла из ядерной сделки с Ираном, в рамках которой предполагались более мягкие санкции в отношении Ирана в обмен на обещание этой страны прекратить ядерную деятельность.

4 ноября США введут повторные санкции, заставив компании, действующие за пределами США, отказаться от ведения бизнеса с Тегераном. США накажут европейские компании и банки, если они будут вести переговоры с санкционированными иранскими группами, такими как Корпус стражей исламской революции.

Европейские лидеры в ответ на эти действия, которые они считают нарушением своего суверенитета, открыто разрабатывают платежную систему, которая позволила бы их компаниям вести бизнес с Ираном, не испытывая на себе давление министерства финансов США и его мощного Управления по контролю над иностранными активами.

Одна из идей заключается в создании государственной организации, которая будет менее уязвима перед действиями США, чем частная компания или банк, и которая позволит проводить обмен иранской нефти на продукты из Европы, а также, возможно, осуществлять сделки с Россией и Китаем. Французские официальные лица говорят, что это могут быть бартерные сделки без участия банков.

Европейцы довольно медленно добиваются прогресса в этом вопросе, поэтому им не удастся создать почву для смягчения санкций, до того как будут введены повторные санкции, отмечает Карстен Бжески, бывший член Еврокомиссии, который сейчас является главным экономистом ING-DiBa. Советник по национальной безопасности США Джон Болтон отклонил план европейцев в кулуарах встречи Генеральной Ассамблеи ООН в конце сентября, заявив, что «за сильной риторикой ЕС не стоят конкретные дела».

Тем не менее, Болтон может пожалеть о своем пренебрежительном отношении. Даже если у Европы пока не готов обходной путь, сам факт того, что она решила его создавать говорит о недовольстве господством доллара. И эта неудовлетворенность лишь усиливается. В 2016 году Джейкоб Лью, министр финансов президента Обамы, предупредил, что «чрезмерное использование санкций может подорвать лидирующую позицию доллара в мировой экономике и эффективность самих санкций».

Он добавил, что США «должны быть готовы смягчить санкции, если хотят, чтобы страны изменили свое поведение». Даже Марк Дубовиц, главный исполнительный директор Фонда защиты демократий, который выступает за действия против Ирана, считает, что «всегда остается риск злоупотребления каким-либо одним инструментом. Нужно предпринимать тайные действия, реализовывать военную, региональную стратегию, политическую и информационную войну».

Однако положительным моментом для доллара можно считать то, что его соперники слабы. Евро представляет валютный союз, но у него нет центрального органа налогообложения и органа расходования средств. Недавние проблемы Италии стали последним вызовом долговечности еврозоны. Китай – еще один претендент на трон.

Но недемократическое руководство Китая опасается открытости мировой торговле и потокам капитала, которые требуются при наличие широко используемой валюты. В декабре Эйхенгрин сказал: «Каждая истинная мировая валюта в истории мира была валютой демократии или политической республики, начиная со времен городов-государств Венеции, Флоренции и Генуи в XIV и XV веках».

С другой стороны, сложно говорить о привлекательности США в эти дни. «Когда наконец весь остальной мир обратится к США и спросит: «А что вы сделали для нас за последнее время?», — отметил Бет Энн Бовино, главный американский экономист S & P Global Ratings, на ежегодном собрании Национальной ассоциации экономики и бизнеса в Бостоне.

Самый долгосрочный вызов доллару — это то, что экономисты называют дилеммой Трифина. В 1959 году бельгийско-американский экономист Роберт Трифин отметил, что для того, чтобы США поставляли доллары остальным странам мира, им нужен торговый дефицит. Торговые партнеры сохраняют доллары, заработанные от экспорта, на своих резервных счетах, вместо того, чтобы тратить их на американские товары и услуги. Однако в конечном счете хронические дефициты торгового баланса США подрывают доверие к доллару. Именно это заставило президента Ричарда Никсона отказаться от конвертируемости доллара в золото в 1971 году.

Гарвардский экономист Кармен Рейнхарт на встрече бизнес-экономистов в Бостоне отметила: «Вы считаете, что это не проблема, наш долг не обеспечен золотом. Но наш долг и долг любого человека в конечном итоге поддерживаются товарами и услугами, которые производит экономика. А наша доля в мировом ВВП сокращается».

Когда Жискар д’Эстен придумал фразу «непомерные привилегии», он имел в виду тот факт, что США получают то, что составляет постоянный беспроцентный кредит от остального мира, когда доллары хранятся за пределами США. Как отмечает Эйхенгрин, Бюро гравюры и печати США потратит всего несколько центов, чтобы выпустить счет в $100, но другие страны должны выложить $100, чтобы получить фактические товары и услуги. Доллары, которые иностранцы охотно принимают и пускают в оборот между собой, напоминают небольшие зеленые долговые расписки для остального мира. Они позволяют американцам потреблять больше, чем они производят, и жить за пределами своих возможностей.

Недостатком привилегии Америки является то, что иностранный спрос на доллары приводит к повышению обменного курса, делая американскую продукцию менее конкурентоспособной на мировых рынках. Особенно в тяжелые времена, американские рабочие могут лишиться работы, если США импортируют продукты, которые могли быть сделаны внутри страны. Накопление долларовых резервов за пределами США является ничем иным как передачей богатства другим странам. Если другие страны решат использовать свои доллары для покупки американских товаров и услуг, у США появится много работы, но потребителям придется привыкнуть к тому, что надо резко сократить расходы после того как они привыкли жить не по средствам.

В целом, лидерство США получает преимущество на фоне валюты, которая пользуется большим спросом. Вопрос в том, как сохранить доллар в качестве предпочтительной мировой валюты. Сохранение дипломатических альянсов — вот один из способов. Исследования Эйхенгрина показывают, что у стран, которые полагаются на ядерный зонтик США (Япония, Германия), гораздо более высокая доля долларов в валютных резервах, чем у стран, у которых есть собственные ядерные ресурсы, например Франция.

Другой способ — сделать доллары доступными для торговых партнеров, как поступила ФРС при председателе Бен Бернанке, открыв «своп-линии» во время глобального финансового кризиса. И еще один — воздерживаться от применения лидерства доллара как дубинки против союзников. Как сказал Лью в 2016 году, «чем больше мы используем доллар и нашу финансовую систему в интересах внешней политики США, тем больше возрастает риск того, что мировое лидерство в среднесрочной перспективе получат другие валюты и другие финансовые системы».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Комментарии (1)
  1. У денег есть только три функции:

    — Средство обращения
    — Мера стоимости
    — Средство накопления богатства.

    Kакая из трех общеизвестных функций денег, самая главная, самая важная и значит первичная?

    — Можем ли мы использовать в качестве средства обращения не деньги, а что-то другое? Да, можем. Это будет менее удобно и более затратно, но это возможно.
    — Можем ли мы использовать в качестве средства накопления богатства не деньги, в что-то другое? Да, можем. Это будет менее удобно и более затратно, но это возможно.
    — Можем ли мы использовать в качестве меры стоимости не деньги, а что-то другое? Нет, не можем. Потому что использование тысячами разных людей и компаний абсолютно разных мер стоимости, приведет рынки к полному хаосу и коллапсу в любой национальной, а затем и в мировой экономике.

    Поэтому, самая главная, самая важная и де-факто первичная функция денег — это Мера Стоимости.

    Это значит, что отказ от доллара может быть реальностью тогда и только тогда, когда мы говорим об отказе от доллара как от меры стоимости. Той самой меры стоимости в виде доллара США, с помощью которой, мы определяем и выражаем ценность не только всех своих экспортных товаров, но и ценность своей собственной национальной валюты! Все остальные формы отказа от доллара, — это только профанация и словоблудие ни о чем.

    Источник: «Отказ от доллара — реальность или профанация Минфина?».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*
Website