Валюты

Золотая ось и персидская криптовалюта: развивающиеся страны ищут способ избавления от доллара

Опубликовано: 04.09.2018, 12:18         Просмотров: 675

Обвалился иранский риал. Обвалилась турецкая лира. Обвалилось аргентинское песо. Иже с ними — бразильский реал… На фоне этого «лесоповала валют» параллельно протекает сразу несколько сложных процессов.

В случае с Турцией всему виной раздувшийся благодаря европейским банкам долговой пузырь.

В Аргентине неолибералы от правительства президента Маурисио Макри решили удариться в аскезу, заявив, что страна не в состоянии достичь целевых показателей по платежам, которые были оговорены с МВФ менее трёх месяцев назад.

Иран находится под жесткими санкциями Соединенных Штатов, с тех пор, как правительство Трампа в одностороннем порядке вышло из иранской ядерной сделки.

В Бразилии может произойти то, что для рынков будет равносильно проклятью: победа заключенного Лулы (бывшего президента Луиса Инасиу Лулы да Силвы) либо одного из его доверенных кандидатов на президентских выборах в октябре текущего года.

Нынешний валютный кризис будет иметь серьезные последствия для развивающихся стран. Три из них — Бразилия, Аргентина и Турция — входят в Большую двадцатку, у Ирана также есть все шансы на членство в клубе.

Иран и Турция находятся под санкциями США, в то время как Бразилия и Аргентина пока остаются на орбите Вашингтона.

Теперь обратите внимание, какие валюты в последнее время укрепили свои позиции против доллара США: это украинская гривна, грузинский лари и колумбийское песо. Едва ли эти страны имеют вес в Большой двадцатке — однако все они находятся под влиянием Вашингтона.

«Золотая ось»

Независимые аналитики из России, Турции, Бразилии и Ирана сходятся во мнении, что определяющее значение в текущем валютном кризисе имеет изменение политики количественного смягчения Федрезерва США.

Как отмечает инвестбанкир и менеджер по рискам Джим Рикардс, количественное смягчение по сути означало валютную войну ФРС против всего мира — доллары США печатались триллионами. В связи с этим долг США обесценился, и зарубежные кредиты выплачивались подешевевшими долларами.

На этот раз ФРС резко изменила курс и полностью перешла на количественное ужесточение.

Ликвидные доллары больше не наводняют развивающиеся рынки, вроде Турции, Бразилии, Аргентины, Индонезии или Индии. Процентные ставки в США поднялись. ФРС перестал покупать новые облигации. Казначейство США выпускает новые долговые бумаги. Таким образом, количественное ужесточение в сочетании с торговой войной против основных развивающихся рынков, являет новые реалии: доллар превращается в оружие.

Неудивительно, что Россия, Китай, Турция, Иран — почти каждый крупный игрок в регионе, заинтересованный в евразийской интеграции, скупает золото с целью постепенного освобождения от гегемонии доллара США. Как говорил американский предприниматель, банкир и финансист.Дж. П. Морган более века назад, «золото — это деньги, все остальное — кредит»

Тем не менее, в эпицентре всех валютных войн всегда был доллар США, а не золото. В настоящее время доллар походит на неведомого пришельца из космоса, который зависит от больших рычагов; он родом из галактики изворотливых производных, the QE printing scheme; и золото, в конечном итоге, недооценивается.

Вскоре всё изменится. Россия и Китай вкладываются в покупку золота. Россия избавилась от огромного массива американских трежерис. То, о чём в БРИКС говорят ещё с середины 2000-х годов, теперь становится реальностью: создаются альтернативные платежные системы, не зависящие от доллра и SWIFT.

В Германии также склоняются к идее создания новой платежной системы. Если это так, то, возможно, Европа, став независимой в военном и стратегическом плане, сумеет переосмыслить свое геополитическое положение.

Если это произойдет (предположительно, в течение следующего десятилетия), внешняя политика США с её «лавинами» санкций будет эффективно нейтрализована.

Это будет непросто и нескоро, но уже появляются некоторые проблески: as in China using US trading markets to help the emergence of a wider platform transference. В любом случае, все основные развивающиеся рынки не смогут стать независимыми от доллара без абсолютной конвертируемости юаня.

И наконец, некоторые государства создают свои собственные криптовалюты. Будущее — за цифровыми финансами.

Так, страны могут использовать криптовалюты, выраженные в СПЗ (специальных правах заимствования) — расчётных денежных единицах в рамках МВФ. Они могли бы обеспечить цифровые деньги золотом.

Нечто подобное можно наблюдать в загибающейся от кризиса Венесуэле. На прошлой неделе была запущена новая валюта — суверенный боливар, привязанный к криптовалюте Petro. Стоимость Petro составляет 3600 суверенных боливаров.

Появление новой криптовалюты вызвало множество вопросов: «Способствует ли petro форвардным продажам нефти или же это внешний долг, обеспеченный нефтью?» В любом случае, члены БРИКС успели приобрести 100 млн petro, уверенные в том, что криптовалюта обеспечена нефтью из надежного источника Аякучо, что в Оринокском нефтегазовом бассейне.

Венесуэльский экономист Тони Боза подчеркнул зависимость Petro от международых цен на нефть: «Мы не сможем регулировать стоимость криптовалюты с помощью сайта — она будет определяться нефтяным рынком».

Быть ли персидской криптовалюте?

Всё это подводит нас к важнейшему моменту экономической войны США против Ирана. Почти все трейдеры с Персидского залива уверены: мировой нефтяной рынок сжимается, в ближайшие два месяца он ощутимо сократится.

Показатели экспорта иранской нефти за август, вероятно, упали до чуть более 2 млн баррелей в день. Сравните это с апрельским пиком, составившим 3,1 млн баррелей в день.

Многие игроки умывают руки еще до вступления в силу нефтяных санкций Трампа.

В Тегеране перешли в режим выживания, однако пока не ясно, осознает ли иранское руководство масштабы надвигающейся бури.

Исследовательский центр Oxford Economics рисует более или менее реалистичную картину: «Ожидается, что санкции ввергнут экономику в рецессию, ВВП к 2019 году составит 3,7%, что является наихудшим экономическим показателем за последние шесть лет. К 2020 год намечается рост на 0,5%, который будет обусловлен небольшим подъемом в потреблении и чистом экспорте».

Авторы доклада Мохамед Бардастани и Майя Сенусси замечают, что «стороны, подписавшие сделку [Совместный всеобъемлющий план действий], ещё не разработали четкую стратегию, которая позволила бы им обойти санкции США и продолжить импорт иранской нефти».

В докладе также отмечаются очевидные вещи: смены режима в Иране не будет (это фантазии американских неоконсерваторов), потому что «и реформаторы, и консерваторы объединились в борьбе с санкциями».

Но в чем заключается их борьба? В Тегеране так и не придумали бизнес-план, выгодный как для участников иранской ядерной сделки, так и для импортеров энергоресурсов, таких как Япония, Южная Корея и Турция. Он и стал бы ключом к интеграции в Евразию. Заявлений аятоллы Хомейни о готовности Ирана выйти из ядерной сделки явно недостаточно.

Как насчет персидской криптовалюты?

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*
Website