Мировая экономика

Реальная причина отказа Трампа от ядерной сделки с Ираном

Опубликовано: 13.08.2018, 20:14         Просмотров: 2 927

Различия между Дональдом Трампом и Бараком Обамой в отношении политики национальной безопасности США стала их основной оценкой опасности, угрожающей сохранению доллара США в качестве мировой или резервной валюты в мире.

Обама считал основной угрозой доллару раскол альянса ЕС и США. На международной арене он считался еврофилом. Трамп считает главной угрозой доллару уход Саудовской Аравии и других нефтяных монархий Персидского залива от США. Однако стал лишь последней инстанцией этого процесса перемен.

Вот, что говорит по этому поводу историк Госдепартамента:

«К 1960-м годам избыток долларов США, обусловленный иностранной помощью, военными расходами и иностранными инвестициями, угрожал Бреттон-Вудской системе, поскольку у США не хватало золота для покрытия объема долларов в мировом обороте по ставке $35 за унцию. Президенты Джон Кеннеди и Линдон Джонсон приняли ряд мер по поддержке доллара и поддержанию Бреттон-Вудсской системы: сдерживание иностранных инвестиций; ограничение на иностранное кредитование; усилия по остановке оттока долларов; международная денежная реформа. Ничего не вышло. Между тем, трейдеры на валютных рынках, полагая, что переоценка доллара в один прекрасный день заставит правительство США девальвировать его, склонялись к продаже долларов».

Когда Никсон отменил поддержку доллара золотом, а затем в 1974 году переключился на нефтедоллар, этот шаг должен был обеспечить долговое финансирование любых военных расходов, необходимых для сохранения прибыли Lockheed Corporation и других американских производителей, единственными рынками которых являются правительство США, союзные правительства, добывающие отрасли США, такие как нефтяные и горнодобывающие компании.

Это секретное соглашение 1974 года между Никсоном и Домом Сауда длится по сей день. Как сообщила эксперт Bloomberg Андреа Вонг 30 мая 2016 года, «базовая структура новой системы поразительно проста. США покупают нефть у Саудовской Аравии и предоставляют военное оборудование Королевству. Королевство взамен вливает миллиарды нефтедолларов в трежерис и финансирует расходы Америки».

Эта новая система не только обеспечивала постоянный поток налоговых денег Саудовской Аравии правительству США, но и постоянный поток новых заказов и прибыль для военных предприятий, которые все больше контролировали правительство США — на благо членов семьи Дома Сауда и миллиардеров Америки.

Долг федерального правительства США превысил 90% от ВВП в конце Второй мировой войны в период с 1944 по 1944 год, затем во время Бреттон-Вудской системы он снова упал, но в 1981 году он вновь начал расти, достигнув пика Второй мировой войны во второй раз, как это было с 2010 года. Экономическое неравенство в Америке еще больше усилилось после краха Джорджа Буша в 2008 году.

Рост долга выше 90% от ВВП во время и сразу после Второй мировой войны был обусловлен объективными причинами. Однако рост долга с 2010 года стал примером ограбления Америки представителями элиты, когда все преимущества получили сверхбогатые.

По состоянию на первый квартал 2018 года соотношение долга к ВВП опять составило 105-120%, уровень 1945-1947 годов.

В настоящее время компании, типа Lockheed Martin, процветают, как во время Второй мировой войны, хотя основной причиной теперь является коррупция, а не необходимость повышения военных расходов.

Но может ли нерациональное использование правительством США благосостояния страны превратить США в нечто вроде расширенной версии современной Греции? Конечно, у Греции не было мировой резервной валюты, но что произойдет с благосостоянием миллиардеров Америки, если миллиардеры во всем мире потеряют веру в доллар? Следовательно, президента все больше беспокоит то, как долго смогут иностранные инвесторы продолжать доверять нефтедоллару.

Американский политический истеблишмент сейчас вынашивает 2 конкурирующие идеи для борьбы с этой опасностью: идея Обамы против идеи Трампа, обе из которых стремятся сохранить доллар таким образом, чтобы наилучшим образом отвечать потребностям подрядчиков из обороной сферы, добывающих фирм и Уолл-стрит.

Обама выбрал Европу (крупнейший американский рынок) в качестве главного союзника Америки (он был еврофилом, настроенным против России); Трамп выбрал Саудовскую Аравию (он приверженец саудовско-израильских интересов, настроенный против Ирана) — это крупнейший в мире поставщик оружия, производитель нефти (и лобби).

В недавнем материале Пепе Эскобара в Asia Times сообщается:

«После одностороннего вывода правительства Трампа из ядерной сделки с Ираном дипломаты ЕС в Брюсселе признали, что ошиблись, не «настроив еврозону против долларовой гегемонии»…

ЕС должен переоценить свой стратегический альянс с независимыми от энергетических ресурсов США, так как «мы рискуем всеми нашими энергетическими ресурсами из-за геополитического анализа Хэлфорда Маккиндера, согласно которому они должны разрушить союз между Россией и Китаем».

В Брюсселе все больше признают тот факт, что давление США на Иран, Россию и Китай обусловлено геополитическим страхом, что все евразийское пространство, организованное как суперторговый блок посредством инициативы «Один пояс — одна дорога», Евразийского экономического союза, Шанхайской организации сотрудничества и Азиатского инфраструктурного инвестиционного банка, ускользнет от влияния Вашингтона.

Кроме того, в рамках ключевых моментов интеграции Евразии XXI века — Россия, Китай и Иран – определяется, что евро и юань должны обойти нефтедоллар. Это будет идеальным средством, как подчеркивают китайцы, «положить конец колебаниям между сильными и слабыми долларовыми циклами, выгодными финансовым институтам США, но смертельными для развивающихся рынков»…

Не секрет и среди трейдеров Персидского залива, что на случай войны Саудовской Аравии, США и Израиля в Юго-Западной Азии против Ирана, реальный сценарий войны, провозглашенный Пентагоном, будет заключаться в «уничтожении нефтяных скважин в GCC».

А что может означать потенциальная потеря более 20% мирового предложения нефти? Это ужасная ситуация, которая может иметь непредвиденные последствия для всей западной финансовой системы.

Иными словами, Трампа беспокоит не «угроза» того, что, возможно, когда-нибудь у Ирана будут ядерные боеголовки, его беспокоят иранские ракеты, которые позволяют доставлять любые иранские боеголовки: дальность их полета должна быть достаточно короткой, чтобы саудиты оказались вне опасности.

Соглашение Обамы с Ираном сосредоточено исключительно на том, чтобы предотвратить развитие Ираном системы ядерных боеголовок. Обама, по-видимому, думал, что это ослабит стремление Израиля к тому, чтобы США завоевали Иран.

Израиль публично заявил о своем беспокойстве тем, что Иран станет такой же ядерной державой как Израиль. Предполагалось, что эти возможные будущие боеголовки станут проблемой; однако это не тот вопрос, который беспокоит Израиль. Израиль, как и Саудовская Аравия, хочет, чтобы Иран был побежден. Ядерный вопрос был скорее оправданием.

Находясь в Белом доме, в основном на деньги израильского лобби и не видя какой-либо равноценной еврейской оппозиции к произраильским лобби, Трамп сталкивается с тем, что не только саудиты и их союзники требуют от него выступить против Ирана. Этого требует и Израиль. В отличие от Обамы, который не был в долгу у еврейского лобби, Трамп должен пройти по доске между Саудовской Аравией и Израилем.

Другими словами, Трамп стремится сохранить доллар в качестве резервной валюты, подавляя не только Китай, но и двух основных конкурентов короля Саудовской Аравии: Иран и Россию. Вот почему главными «врагами» Америки являются эти три страны и их союзники.

Как консервативные евреи в США, так и евангелисты протестанты в США, активно поддерживаются Израилем, который также выступает с арабскими нефтяными странами против Ирана и его союзников. Трампу нужны голоса этих людей.

Трамп выступает с саудитами и против Канады. Это вопрос, который игнорируют теоретики, которые утверждают, что Израиль контролирует США, а не саудиты контролируют США. Они игнорируют все, что не отвечает их теории. Однако саудиты контролируют доллар, Израиль – нет. Саудовская Аравия и Израиль хотят уничтожить Иран. Трамп испытывает на себе давление не только со стороны миллиардеров, но и со стороны своих избирателей.

И, конечно же, миллиардеры от Демократической партии поддерживают идею о том, что Россия контролирует Америку. Трамп уже выслал российских дипломатов, чтобы удовлетворить неоконсерваторов всех партий и убеждений, как консервативных, так и либеральных.

Чтобы удовлетворить саудитов, Трамп вышел из сделки с Ираном. Он сделал это также для того, чтобы удовлетворить Израиль, главное лобби США. Для Трампа саудиты более приоритетны по сравнению с Европой. Даже Израиль более приоритетен, чем Европа. И только саудиты более приоритетны для Трампа, чем Канада и Европа вместе взятые.

Следовательно, политическая база Трампа выступает против Ирана и за Израиль, политическая база Обамы выступала против России и за ЕС. Демократическая партия Обамы контролируется теми же миллиардерами, что и раньше; поэтому демократы продолжают демонизировать Россию, любое сближение с Россией, и поэтому они обвиняют Трампа во всем, что он может попытаться сделать в этом направлении.

Обама и Трамп стремились расширить господство аристократии Америки во всем мире, но они использовали разные стратегии для этой цели. Обама и Трамп были помещены в Белый дом при поддержке разных групп американских миллиардеров, и каждый кандидат работает на благо соответствующих спонсоров и никогда – на благо своих избирателей.

Те люди, которые контролируют правительство, контролируют и общественность. Однако Америка не является однопартийной диктатурой. Вместо этого Америка является многопартийной диктатурой.

Трамп отменил сделку с Ираном, потому что Белый дом и остальную часть правительства США теперь контролирует другая группа миллиардеров. Группа Трампа демонизирует Иран. Группа Обамы демонизирует Россию. Но обе стороны выступают за войну и вторжение. Любого президента США, который будет сопротивляться этому, уничтожат. Но в случае с Трампом это может быть импичмент или отстранение от должности. В любом случае, спонсоры должны быть удовлетворены.

Трамп делает то, что, по его мнению, должен делать, ради собственной безопасности. Политика — чрезвычайно опасный бизнес. Трамп играет в иную игру, чем Обама, потому что он представляет другую фракцию. Эти две фракции американской аристократии сражаются друг с другом за политический контроль над Европой.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*
Website