Политика

Амбиции Эрдогана завели Турцию в капкан

Опубликовано: 04.07.2016, 19:01         Просмотров: 5 332

Когда-то международный аэропорт Стамбула был одним из самых современных и эффективных аэропортов страны с большими перспективами.

Однако за последнее десятилетие, нагрузка на аэропорт превысила его возможности, а это раздражает любого, кто привык к быстрым и комфортным международным перелетам.

В конце 2002 года Партия справедливости и развития (ПСР) пришла к власти, начав экспансивную внешнюю политику, которая предполагала ведущую роль Турции в исламском мире, а национальный авиаперевозчик страны — Turkish Airlines расправил крылья.

Авиакомпания расширила спектр услуг, которые теперь оказываются по всему Ближнему Востоку, в Северной и Восточной Африке. До этого можно было легко совершить перелет из Стамбула в Каир. Однако, к середине 2000-х годов пассажиры получили возможность летать с помощью Turkish Airlines из Нью-Йорка в Эрбиль (Ирак), Алжир (Алжир), Сана (Йемен), Могадишо (Сомали).

Международный аэропорт имени Ататюрка фактически является одним из тех мест, где люди моментально отказываются от своих национальных и региональных предрассудков в угоду высоких принципов потребительства.

Жители Ближнего Востока, Африки, европейцы, азиаты и даже американцы спокойно бродили среди магазинов в ожидании рейса и приобретали Johnny Walker Black, шоколад Toblerone, Mavi Jeans, очки Дольче и Габбана и турецкий рахат-лукум.

Эта сцена соответствует мировоззрению ПСР и ее образу. И это то, что делает Турцию уязвимой перед лицом терактов, которые произошли во вторник в том самом аэропорту и при котором погиб 41 человек, а сотни получили ранения.

С тех пор как появилась партия Эрдогана ПСР в результате раскола внутри исламистского движения в Турции в 2001 году, она позиционировала себя как партия открытая миру, бизнесу, Европе, а также как лидер в арабском и мусульманском мире. ПСР стала связующей нитью между Оттоманской эпохой, настоящим Турции и ее будущим.

Именно из Стамбула, столицы Османской империи, в течение почти 600 лет турки правили на Ближнем Востоке, в Северной Африке и на Балканах. Почти сто лет спустя турецкое правительство, играя на политическом и экономическом успехе, вновь стремится утвердить свое моральное превосходство, экономическую мощь и политическую власть о всем исламском мире.

Но — пузырь лопнул, оставив за собой кровавый след, простирающийся от курдов в юго-восточных городах Турции до международного аэропорта имени Ататюрка в европейской части Стамбула. В прошлом году в терактах пострадали 250 человек, обнажив печальную правду: война сразу по трем направлениям расколола два соседних государства.

Вряд ли Турция незнакома с такими понятиями как терроризм и политическое насилие. Раньше за безопасностью пассажиров следили в турецких аэропортах, где их багаж проходил досмотр до погрузки на борт.

С середины 1980-х годов Рабочая партия Курдистана (РПК), вела войну против турецкого государства, во время которой погибло 40 тыс. человек, большинство из которых были не только курды, проживающие на юго-востоке, но и сотрудники сил безопасности Турции.

До начала войны с РПК  около 5 тыс. турков погибло в конце 1970-х годов на фоне бойни между правыми и левыми группировками Турции. Тем не менее, все то, насилие, с которым турки сталкивались последние 40 лет, представляет собой нечто совершенно беспрецедентное. Вчерашнее нападение стало 11-м за последние 12 месяцев.

Когда возле полицейского участка в Стамбуле взорвалась бомба, было ясно, что это, скорее всего, работа РПК. Это было понятно еще до того, как началось следствие. Теперь, несмотря на то, что РПК по-прежнему представляет наибольшую угрозу (по ряду причин), турецкие власти должны выявить преступников среди нескольких потенциальных подозреваемых, которые проводили нападения во время политических митингов, на туристических объектах, а теперь и в главном международном аэропорту Турции.

Каким образом правительство защищает людей, если каждый может стать потенциальной мишенью? Турки увеличат аресты подозреваемых сторонников ИГИЛ, активизирующих свои нападения на РПК, а также укрепят свои силы безопасности. Иными словами, они будут делать то, что и так делают, пусть это и не оказывает практически никакого влияния. В общем, большинство экспертов сходятся во мнении, что в Турции намечается «больше кровопролитие».

Турецкая столица Анкара – это прямо-таки эпицентр целого ряда актуальных глобальных проблем: политических, дипломатических, а также проблем, касающихся безопасности. Место, которое делает Турцию таким ценным партнером для США и Запада, также делает страну уязвимой. Дестабилизация Ирака и особенно разделение Сирии усиливает и без того существовавшие проблемы безопасности Турции, и создает новые.

Турки, как наиболее вероятный кандидат для вторжения в Ирак и предотвращения объявления курдами независимого государства, теперь налаживают взаимоотношения с региональным правительством Курдистана. Тем не менее, нестабильность в Ираке оказала глубокое влияние на безопасность Турции. Существует, конечно, широкая и растущая проблема — расширение экстремистской идеологии «Исламского государства».

Американское вторжение в Ирак в 2003 году вдохнуло новую жизнь в РПК, которая была разделена с конца 1990-х годов и полностью деморализована после того, как ее лидер Абдулла Оджалан, был задержан в 1999 году и помещен в турецкую тюрьму на острове в Мраморном море. В 2004 году РПК прекратила одностороннее прекращение огня и со своих баз в горах Кандиль в Ираке начала атаковать турецкие силы безопасности, в то время как в Ираке оставались еще десятки тысяч американских солдат.

Присутствие РПК в Кандиль не было чем-то новым, однако группировка курдов явно воспользовалась новой ситуацией в Ираке, чтобы возобновить свою бурную компанию против турецкого государства. Турки и РПК начали предварительные переговоры о мире в 2015 году, однако националистические силы с обеих сторон вступили в сговор с целью помешать им.

Остается совершенно неясным, кто сделал первый выстрел в новой войне, однако еще раз – ВВС Турции бомбят позиции РПК в Ираке и Сирии (и Турции). Оба, РПК и Соколы свободы Курдистана (TAK), ответили, убивая турок на улицах.

Это гражданская война в Сирии, однако, она повлияла и на ухудшение безопасности Турции. После налаживания тесных связей с президентом Сирии Башаром Асадом в середине 2000-х годов, тогдашний премьер-министр Реджеп Тайип Эрдоган (нынешний президент) стал одним из главных противников сирийского лидера.

Тем не менее, турки не желали единолично участвовать в свержении Асада, решив вместо этого попытаться задобрить администрацию Обамы и добиться смены режима.

Когда Белый дом не ответил, турки закрыли глаза на людей, прибывающих в международный аэропорт Ататюрка для ведения джихада против Асада в Сирии. Пагубное пренебрежение вскоре переросло во взаимодействие с различными экстремистскими группировками, хотя Анкара настаивает на том, что исламское государство остается вне ее границ. Турецкая оппозиция утверждает обратное на основе сообщений издания Cumhuriyet, главный редактор которого был заключен в тюрьму в отместку за сообщение о предполагаемой связи между турецкой разведкой и ИГИЛ*.

В то же время в Турцию начали прибывать иностранные боевики, в свою очередь РПК помогала дружественной партии в Сирии — партии «Демократический союз», создавшей вооруженные силы, чтобы защитить немногочисленное население Сирии от Асада. Оказывается, что YPG является довольно хорошей боевой силой и, с помощью американских ВВС, была в состоянии очистить большую часть территорий вдоль сирийско-турецкой границы от ИГИЛ.

Это хорошо для США и коалиции против ИГИЛ, однако плохо для турок. Эта территория в настоящее время де-факто является автономной областью, Сирийским Курдистаном или Западным Курдистаном. С точки зрения Турции, Сирийский Курдистан является террористическим государством, созданным на турецкой границе, неразрывно связанный с РПК.

Это проблема, которую могли бы предотвратить турки. РПК пользуется успехом на поле боя, так как когда Вашингтон начал искать союзников, после того как ИГИЛ захватил Мосул в июне 2014 года.

Когда Турция наконец согласилась присоединиться к коалиции против ИГИЛ после целого года переговоров и разрешила использовать турецкие базы, которые находятся ближе к Ракке и Мосулу, чем аэродромы в Персидском заливе, сами турки сосредоточили свои силы на борьбе с РПК. С помощью Вашингтона курды Сирии контролируют территорию, Асад остается у власти, а сама Турция находится на один на один с ИГИЛ.
Трудно понять, чем все это закончится для турок. Борьба против курдского национализма ожесточилась и осложнена американской борьбой против ИГИЛ. Внезапно Турция, которая еще совсем недавно, в 2011 году, преподносилась в качестве «модели» для всего арабского мира, потеряла устойчивость, теперь часть ее территории находится под угрозой.

В представлении правящей партии, Международный аэропорт имени Ататюрка был местом, где мир мог видеть первые попытки к либерализации и Турции и ориентации на развитие внешней политики. И в общем-то все так и было – какое-то время. Однако сейчас это место – гремучая смесь политических травм Турции и экстремисткой идеологи, подрывающей основы мирной жизни общества.

*террористическая организация деятельность которой запрещена на территории Российской Федерации.

Источник

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*
Website