Политика

«Ближневосточная Антанта»: чего ждать России от нового союза?

Опубликовано: 29.03.2019, 18:40         Просмотров: 6 161

На  Ближнем Востоке зарождается новый блок, ведущими членами которого стали Турция, Иран и Катар. На вторых позициях – Ирак, Сирия, Ливан и Иордания. Задача блока – установить доминирование над арабским миром, а также противостоять США и их союзникам. Также альянс стремится взять под контроль всю углеводородную экономику региона и получать от этого максимальную выгоду.

Российские эксперты уже прозвали новый блок «Ближневосточной Антантой».

Предпосылкой к созданию блока стало соотношение влияния крупных государств после войн в Сирии и Ираке. Россия и Китай готовы пойти на компромисс с региональными державами и поддержать их интересы. США, Израиль и Саудовская Аравия  остаются противниками блока.

В конце 2018 года в Тегеране Турция, Иран и Катар заключили соглашение  о создании «совместной рабочей группы по содействию транзиту товаров между тремя странами». Был сформирован новый блок, который сразу сосредоточился на вопросах безопасности и экономики. В середине декабря 2018 года три министра иностранных дел ─ Мухаммед бин Абдулрахман аль-Тани, Мухаммед Джавад Зариф и Мевлут Чавушоглу ─ подписали протоколы и соглашения для нового блока в кулуарах 18-го Дохийского форума. Катар призвал к созданию «нового альянса, который заменит четырехлетний Совет сотрудничества стран Залива». С тех пор идут переговоры о консолидации блока.

В начале марта 2019 года были сформулированы окончательные условия  совместных действий, особенно в том, что касается интеграции арабских государств. Доминирующей силой на этом этапе стал Иран.

Последний решительный шаг для арабской интеграции был предпринят во время визита Башара Асада в Тегеран 25 февраля 2019 года. Здесь Асад взял на себя обязательство поддержать новый блок и Большой Ближний Восток.

Итак, первая цель «Ближневосточной Антанты» ─ укрепление превосходства над Ираком, Сирией, Ливаном и Иорданией. Это должно произойти до того, как меньшинства региона, именуемого Плодородным полумесяцем, вновь обретут геостратегическое и политическое влияние.

Однако больше всего членов блока пугает возможный подъем курдов после того, как те столкнулись с предательством США и были готовы пойти на сделку с Москвой и Дамаском.

Доминирующей силой в сфере безопасности стал Тегеран. 18 марта 2019 года военные командиры Ирана, Сирии и Ирака собрались в Дамаске, чтобы обсудить долгосрочное стратегическое сотрудничество. Делегацию возглавляли Мохаммад Багери, начальник штаба Вооруженных сил Ирана, Али Абдулла Айюб, министр обороны Сирии и Осман аль-Ганми, начальник штаба иракской армии. Согласно официальной повестке, на саммите поднимались вопросы координации контртеррористических операций и восстановления контроля Дамаска над всей сирийской территорией.

На самом деле, на трехстороннем саммите проходило обсуждение нового регионального положения этих стран в преддверии завершения войн в Сирии и Ираке. Башар Асад обрисовал долгосрочные проблемы безопасности и политики.

В середине марта 2019 года во время встречи в Анкаре вице-премьер Турции Мухтерем Инче и его иранский коллега Хусейн Зульфикари достигли «соглашения о начале операции против террористических групп, угрожающих безопасности обеих стран». Первая совместная операция была проведена 18-23 марта 2019 года на севере Ирака. Помимо широкомасштабных бомбардировок и обстрелов, около 600 турецких и иранских военных провели совместные операции против курдских «лагерей террористов». В последние дни воздушные бомбардировки проводились против всех курдских противников в Сирии, Ираке, Турции и Иране. 24 марта 2019 года Анкара и Тегеран объявили о своей решимости продолжать проведение совместных операций.

В отношении вопросов региональной экономики доминирующей силой стал Катар.

Приоритетным направлением является строительство новых нефтегазопроводов Катара в Средиземное море через Иран-Ирак-Сирию и подключение к трубопроводам в Турции. Эти каналы заменят изначально запланированные «суннитские трубопроводы», которые должны были проходить через Катар-Саудовскую Аравию-Ирак-Сирию и которые поспособствовали тому, что Катар поддерживал сирийский джихад. Создание новых трубопроводов будет сопровождаться строительством линий электропередач и интеграцией транспортной инфраструктуры.

В рамках долгосрочных стратегических инфраструктурных проектов предполагается, что основные артерии будут пролегать от Ирана до берегов Средиземного моря, от западной Турции до Красного моря и Хиджаза. Иран и Ирак уже начали строительство железнодорожной линии от пограничного пункта Шаламчех до Басры в Ираке. Кроме того, Тегеран ведет переговоры с руководством Дамаска о создании порта в Латакии в ближайшие несколько месяцев, который должен стать основным пунктом для международной торговли Ирана.

Новые железные дороги обеспечат доступ к Новому шелковому пути, к восточной части Средиземного моря и Красному морю; соединят маршрут Россия-Иран со Средиземным морем; станут продолжением железнодорожной линии Европа-Турция, во многом напоминающей старую железную дорогу в Багдад и Персидский залив.

И Пекин, и Москва больше всего заинтересованы в скорейшем завершении этих железнодорожных линий в рамках Инициативы «Один пояс ─ одна дорога».

Соглашение о транспортном сотрудничестве между тремя членами блока (Катар, Иран и Турция) и соглашение о транспортировке между Ираном, Ираком и Сирией предусматривают создание системы автомобильных и железных дорог, связывающей эти государства. В итоге Иран может оплотом региональных транспортных сетей.

19 марта 2019 года министр торговли КНР Чжун Шань подчеркнул, что Иран играет роль стратегического партнера в «дальнейшем развитии экономических и торговых связей» со всем Ближним Востоком. В конечном итоге Иран сможет занять центральное место в общих стратегических и экономических расчетах КНР.

Вторая цель «Ближневосточной Антанты» ─ использовать арабский блок, особенно его суннитские элементы, наряду с эскалацией конфликта в Йемене и растущей враждебностью Омана, чтобы задушить Саудовскую Аравию. Лидеры в Дохе, Тегеране и Анкаре убеждены, что нужно лишь небольшое давление, чтобы добиться распада и самоуничтожения Саудовской Аравии.

Совокупное влияние турецко-иорданской и исламистско-джихадистской подрывной деятельности в Хиджазе, растущее влияние джихадистских движений против Саудовской Аравии, иранская радикализация и воинственный настрой шиитов на арабском востоке Саудовской Аравии ускорили бы распад королевства. Многие сотрудники разведки и эксперты по Ближнему Востоку согласны с этой оценкой.

Россия оказалась в затруднительном положении из-за появления «Ближневосточной Антанты».

Несмотря на то, что трехсторонний саммит в Дамаске и другие региональные форумы одобрили дружбу с Россией, Кремль опасается восхождения блока. На многочисленных саммитах России неоднократно подчеркивалось полное недоверие как Ирану, так и Турции.

Кроме того, у России есть давний спор с Катаром по поводу поддержки джихадистов на Северном Кавказе.

Основная идея Кремля в отношении будущего Большого Ближнего Востока основывается на подъеме меньшинств Плодородного Полумесяца, где ключевая роль отводится курдам. Это должна быть буферная зона, способствующая расцвету суннитской арабской среды и блокирующая доступ Ирана и Турции в центральные районы Аль-Джазиры. Россия понимает, что и Иран, и Турция являются непримиримыми врагами курдов и никогда не позволят курдам создать жизнеспособное образование на их границе, несмотря на российскую поддержку. Совместные турецко-иранские операции против курдов на севере Ирака – это предвестники роста настроя против курдов, что Россия не в силах предотвратить.

Чтобы соблюсти свои жизненно важные интересы в контексте подъема блока, России придется пойти на компромиссы. Российские эксперты и официальные лица признают возможность развития наихудшего сценария, когда российское присутствие будет сосредоточено вдоль восточных берегов Средиземного моря при одновременном блокировании вторжения США/Запада. Чтобы достичь этого, Россия должна была бы заключить более тесный союз с алавитами и городскими элитами Сирии, оградить Израиль от Ирана и Турции. Тем не менее, сохранение позиций вдоль берегов Средиземного моря будет означать блокирование жизненно важных транспортных артерий, которые намерены установить Иран и Турция.

Следовательно, Кремль признает неизбежность конфронтации.

В результате, 19 марта 2019 года, после трехстороннего саммита, созванного в Дамаске, президент России Владимир Путин направил министра обороны Сергея Шойгу в Дамаск. Основной целью визита Шойгу было обеспечение интересов России в контексте новых реалий. Шойгу провел переговоры с Асадом, всем оборонным руководством Сирии и российскими генералами. Асад и его генералы признали, что без России было бы невозможно завершить разгром джихадистов и освободить сирийскую территорию.

Шойгу ответил, что Россия «продолжит поддерживать усилия по восстановлению контроля сирийского режима над всей страной» в условиях создания альянса. Он отметил, что Кремль больше всего интересуется «вопросами борьбы с международным терроризмом, а также различными аспектами безопасности на Ближнем Востоке и постконфликтного урегулирования».

Катарцы и их союзники дали понять, что не боятся реакции США на появление «Ближневосточной Антанты».

Высокопоставленные официальные лица Катара отметили, что если США вмешаются в дела нового блока, Доха прикажет немедленно закрыть огромную американскую базу в Аль-Удейде и прекратит общение с Тегераном, чтобы предотвратить нападения шиитских джихадистов, спонсируемых Ираном, на базу ВМС США в Бахрейне.

Та же логика сведет на нет сопротивление США росту блока. Точно так же стремление США к саммиту Трампа-Рухани сдержало бы резкую реакцию на растущую региональную роль Ирана.

Администрация Трампа понимает ограничения, с которыми США сталкиваются на Большом Ближнем Востоке.

В то же время США твердо намерены помешать Китаю и России консолидировать свое влияние на Большом Ближнем Востоке и принести проекты Нового Шелкового пути в регион.

Поскольку США почти не оказывают влияние на арабском Ближнем Востоке к 2019 году, они сосредоточили внимание на том, чтобы подавить связи между Россией, Китаем и Большим Ближним Востоком, поразив самое слабое звено: Азербайджан.

В Вашингтоне убеждены: если хорошенько надавить, Баку сократит важнейшие транспортные артерии, проходящие через Азербайджан, в ущерб Новому шелковому пути и поддерживающему его блоку. Однако это лишь подтолкнуло бы Турцию и Иран к дальнейшим антиамериканским действиям в регионе и вокруг него, а также способствовало бы расширению прав и возможностей «Ближневосточной Антанты».

Более того, логика Вашингтона не учитывает реальность того, что, если Азербайджан подчинится, он будет изолирован и останется без средств, позволяющих поставлять товары на экспорт.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Комментарии (1)
  1. Polnaya chush, otkuda berutsa eti experdy…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*
Website