Политика

Приносящий войну: как Госсекретарь США поддерживает авторитарные режимы

Опубликовано: 23.01.2019, 22:53         Просмотров: 2 306

2 января госсекретарь США Майк Помпео посетил Бразилию. В ходе переговоров с министром иностранных дел Эрнесто Араухо они «обсудили важность совместной работы для решения региональных и глобальных проблем, включая поддержку народа Венесуэлы, Кубы и Никарагуа в восстановлении там демократического правления и прав человека». Помпео заявил, что США и Бразилия «имеют возможность сотрудничать против авторитарных режимов».

Остается верить, что Помпео является активным сторонником демократического управления и всегда готов дать понять, что США поддерживают несчастных людей, живущих в странах при «авторитарных режимах». Очевидно, он должен верить во Всеобщую декларацию прав человека, в которой говорится что «каждый имеет право на свободу мысли и вероисповедания».

Однако, к сожалению, у Помпео довольно избирательный подход к демократии и свободе выбора религии: после того, как он покинул Бразилию, он отправился на Ближний Восток, где выразил решительную поддержку диктаторам, управляющими своими странами в довольно авторитарной манере.

Выступая в Каире 10 января, Помпео угрожал Ирану и заявил, что «народы встают на нашу сторону, чтобы противостоять режиму. Египет, Оман, Кувейт и Иордания сыграли важную роль в противодействии усилиям Ирана по уклонению от санкций». Наверняка, ему приятно, что эти страны присоединились к США в их крестовом походе против Ирана.

Оман является «абсолютной монархией». Султан Кабус бен Саид аль-Саид является наследственным правителем страны с 1970 года. Freedom House отмечает, что «этот режим ограничивает практически все политические права и гражданские свободы и вводит уголовные наказания за критику и инакомыслие… Не допускается создание политических партий, власти не терпят каких-либо форм организованной политической оппозиции».

В Иордании «монарх обладает широкими исполнительными и законодательными полномочиями, может назначать премьер-министра и членов Сената. Монарх утверждает и увольняет судей; подписывает или накладывает вето на все законы; может приостановить или распустить парламент».

Лидер Кувейта амир «избирается из правящей семьи, утверждается Национальным собранием; премьер-министр и заместители премьер-министра назначаются амиром». Согласно Human Rights Watch, в этом режиме нет «законов, запрещающих насилие в семье или изнасилование в браке… человека, который обвиняет свою мать, жену, сестру или дочь в прелюбодеянии и убивает их, наказывают либо небольшим штрафом, либо дают не более трех лет лишения свободы».

Помпео хочет способствовать развитию «демократического правления и прав человека» в Венесуэле, на Кубе и в Никарагуа. Почему не в Омане, Иордании и Кувейте?

Единственной из стран Помпео, в которой не правит верховный монарх, является Египет. Его президентом является Абдель Фаттах ас-Сиси, который «был избран в мае 2014 года, через год после того, как он вытеснил своего предшественника Мухаммеда Мурси из «Братьев-мусульман». Сиси пошел на второй четырехлетний срок в марте 2018 года, выступив против единственного кандидата от оппозиции. Правозащитник Халид Али и бывший премьер-министр Ахмад Шафик выбыли из гонки, а бывший начальник генштаба Вооружённых сил АРЕ Сами Анан был арестован».

В воинственной антииранской, антисирийской речи Помпео объявил: «Мой визит в Египет был особенно значимым для меня как христианина-евангелиста, прибывшего после рождественских празднований Коптской церкви». Он посетил Собор Рождества Христова и Мечеть Аль-Фаттах Аль-Алим, где восхвалял египетские «свободы, в этих домах богослужения, в этих больших, красивых, великолепных зданиях, где явно присутствует Господь».

Он проигнорировал заявление Amnesty International о том, что в Египте «власти продолжали нарушать право на свободу вероисповедания, проводя дискриминацию христиан».

Госдепартамент отметил, что в прошлом году «независимо от вероисповедания, власти не предоставляли равную защиту всем гражданам, иногда закрывая церкви, нарушая законы».

Фанатизм египетского режима наиболее ярко проявился 13 января, когда университет Аль-Азхар, ответственный за «национальную сеть школ с примерно 2 млн учащихся», исключил ученицу из-за того, что ее обнял друг-мужчина. Молодой человек принес букет цветов и, стоя на коленях перед молодой женщиной, предложил выйти замуж. Затем он обнял ее. По словам представителя университета, это нарушает «ценности и принципы общества». И в этой ситуации ни слова не произнес Помпео, этот самопровозглашенный поклонник египетских мест поклонения, где «явно присутствует Господь».

Помпео продолжил свое путешествие по региону. На следующий день, когда он приземлился в Саудовской Аравии, египетский режим объявил, что он в 7-й раз продлил чрезвычайное положение, которое «позволяет властям принимать исключительные меры безопасности, включая введение комендантского часа и конфискацию газет». Это поддержала Саудовская Аравия, где, как отмечает Freedom House, «абсолютная монархия ограничивает почти все политические права и гражданские свободы. Чиновники на национальном уровне не избираются. Режим основан на повсеместном контроле, криминализации инакомыслия, на том, что государственные расходы поддерживаются нефтяными доходами для укрепления власти. Женщины и религиозные меньшинства сталкиваются с серьезной дискриминацией, как в законодательстве, так и на практике».

Ситуация с дискриминацией проявилась наиболее наглядно, когда 13 января в издании New York Times была опубликована статья Алии аль-Хутлал, в которой она умоляла Помпео обратиться к саудовскому принцу Мухаммеда бин Салману с просьбой освободить ее сестру, активистку по защите прав женщин, Лужану аль-Хутлал, которая находится в заключении в Эр-Рияде. Алия аль-Хутлал отметила, что ее сестру подвергали пыткам в тюрьме, а близкий соратник бин Салмана, Сауд аль-Кахтани, которого упоминали в связи с убийством Джамаля Хашогги, присутствовал на нескольких пытках.

Издание сообщило, что Помпео начал свой разговор с бин Салманом, сказав: «Я хочу поговорить с вами о нескольких местах, в которых мы побывали. Мы думаем, что многому научились на этом пути. Это будет важно в будущем». Он не упомянул о пытках Лужаны аль-Хутлал или любых других грубых нарушениях прав человека в Саудовской Аравии, при которых режим продолжает «подавлять мирных активистов и инакомыслие, преследовать писателей, онлайн-комментаторов и других лиц, которые осуществляют свое право на свободу выражения мнений против политики правительства».

После встречи Помпео заявил: «Мы говорили о правах человека в Саудовской Аравии — женщинах-активистах. Мы говорили об ответственности и об ожиданиях, которые у нас есть. Саудиты – наши друзья, а, когда друзья разговаривают, они обсуждают свои ожидания».

Ожидания Помпео — это совместные действия с саудовским режимом и другими автократиями на Ближнем Востоке для «противодействия иранскому злонамеренному влиянию», которое он считает еще более приоритетным, чем «борьба с авторитарными режимами» в Латинской Америке. Возражения Помпео против авторитаризма избирательны, учитывая, что в своем выступлении в Каире он ограничился тем, что назвал Иран «злобным» и «репрессивным», осудив «иранскую экспансию» и «региональное разрушение», что стало своего рода иронией госсекретаря, вооруженные силы которого опустошили соседей Ирана, Ирак и Афганистан.

Этические принципы Помпео неоднозначны, а его моральная гибкость вызвала бы восхищение у любой гимнастки. Его каирская речь называлась «Сила во благо: активная роль Америки на Ближнем Востоке», однако очевидно, что вся эта роль ограничивается планами уничтожения Ирана, в которых Вашингтону будут помогать друзья Помпео — авторитарные режимы на Ближнем Востоке.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*
Website